1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

"Атомную энергию нужно не запрещать, а научиться контролировать"

Участник ликвидации последствий чернобыльской катастрофы считает отказ от использования атомной энергии ошибкой. Опасен не реактор, а человек, им управляющий.

default

Чернобыльская АЭС

На момент катастрофы на Чернобыльской АЭС профессор Геннадий Георгиевич Жиляев, инженер-химик по образованию, занимался в одном из НИИ города Казани разработкой средств индивидуальной защиты. Через месяц после взрыва Жиляев был направлен в Чернобыль, откуда, как и другие ликвидаторы, вернулся с большой дозой радиоактивного излучения. В июне 1991 года вместе с другими ликвидаторами Жиляев учредил союз "Чернобыль Татарстан" – региональную организацию, которая впоследствии вошла в общефедеральный союз "Чернобыль".

Чернобыль как политический инструмент

Геннадий Жиляев считает, что международное сообщество сознательно преуменьшает масштаб последствий чернобыльской аварии, поскольку в данный момент это политически выгодно. Так, в докладе Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), представленном в сентябре 2005 года в Вене, говорится, что от катастрофы непосредственно пострадали лишь 1000 человек, находившихся на территории реактора в первый день аварии. Кроме того, согласно докладу, радиологические выбросы в атмосферу прекратились через 10 дней после аварии.

Tschernobyl - Liquidatoren

Ликвидаторы последствий аварии

"И ту, и другую цифру я считаю заниженной, - сказал Геннадий Жиляев в интервью DW-WORLD.DE. - Во-первых, в документе не упоминаются тысячи ликвидаторов, подвергшихся так называемому инкорпорируемому излучению, то есть в результате вдыхания радиоактивных частиц. Во-вторых, чтобы погасить пожар, сам реактор и территория вокруг него засыпалась всевозможными химическими материалами, в том числе и свинцом, который попал в организм ликвидаторов. Плюс огромный стресс, который мы тогда пережили".

Все это, по мнению российского ликвидатора, спустя годы привело к заболеваниям иммунной и нервной систем, щитовидной железы и другим последствиям. "Что же касается выбросов, то локальные радиационные выбросы в пределах 30-километровой зоны продолжались еще в течение 1986-87 годов", - говорит Жиляев.

От атомной энергии отказываться нельзя

Сегодня, когда и в России и за рубежом заговорили о возврате к атомной энергии, перед МАГАТЭ стоит задача представить ее в безопасном свете. Отсюда и преуменьшение последствий чернобыльской катастрофы. "Сегодня мы являемся свидетелями тенденции, обратной процессам, начавшимся после аварии 1986 года. Тогда по следам катастрофы поднялась волна выступлений против использования атомной энергии. Ряд политиков – в первую очередь, в Европе пришли на этой волне к власти, - подчеркивает профессор Жиляев. - В ходе предвыборных кампаний они использовали популистские аргументы о том, что атомная энергия крайне опасна и от нее нужно срочно отказываться".

Bildgalerie Atomkraft in Deutschland Forschungsreaktor FRM-II in Garching

Современный атомный реактор в немецком Гархинге

Однако, по мнению бывшего ликвидатора, человечество не может себе позволить отказаться от использования атомной энергии в мирных целях. "Атомная энергия – это наше будущее, по крайней мере – ближайшее. Резервы нефти и газа истощаются, поэтому если мы откажемся от атомной энергии, то останемся просто-напросто без электричества. Такова реальность, и нужно смотреть ей в глаза", - сказал Геннадий Жиляев в интервью DW-WORLD.DE.

Профессор Жиляев подчеркнул, что во всех техногенных катастрофах виновата не техника, а – человек, ею управляющий. Именно человеческий фактор, а не реактор как таковой стал причиной катастрофы на Чернобыльской АЭС. Поэтому ставку надо делать не на отказ от атомной энергии, а на повышение безопасности атомных реакторов.

Контекст