1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Люди и общество

Архитектура в Узбекистане

12.05.2003

Архитектура в Узбекистане переживает новое рождение. Свою главную задачу архитекторы видят в поиске новых средств создания архитектурного образа современного сооружения, глубоко национального по духу. Для этого они используют все имеющиеся в наличии средства, включая широкую палитру современных строительных материалов. Но главной питательной средой для рождения узбекской архитектуры ХХI века стало историческое наследие, национальные традиции и сотрудничество с другими странами. Узбекская архитектура с немецким акцентом – так можно было бы назвать серию лекций, дискуссий и встреч, которые провел в Ташкенте немецкий исследователь архитектуры, писатель и журналист Филипп Мойзер. Рассказывает Юрий Черногаев:

Его пригласил в Узбекистан институт им. Гете, но его прибывание в стране вышло за рамки запланированных в начале встречь специалистов. В частности, на лекцию Мойзера в большой зал государственного музея искусств попало едва ли половина желающих. Дело в том, что архитектура, как составляющая социального развития общества, сейчас в Узбекистане рождается заново. Филипп Мойзер, как оказалось, первым предложил систематизировать ее развитие:

Узбекская архитектура очень интересна. Ее можно разделить на три больших периода. Это исламская архитектура, советский период и времена независимости. При этом очень интересно, что во всех трех периодах прослеживается некая тардиционная линия.

Мнение своего немецкого коллеги поддерживает узбекский доктор архитектуры Узхон Джаббар:

В Ташкенте очень много крупнопанельных домов, которые в настоящее время, да и в прошлом, были не только экономически невыгодными, но и сторить такие дома было социально преступно. И сейчас продолжают это строить. Экономически невыгодно, потому что у них узкие корпуса, такие же, как предназначены для средней полосы России или для жаркого влажногосубтропического климата в Закавказье. Там нужны узкие корпуса, чтобы легко проветривалось. У нас тоже надо проветривать. Но по традиции уже 3-тысячелетней давности дома в Средней Азии имели широчайшие корпуса и вертикальное проветривание. Дело в том, что в таких домах, наших типовых, летом наблюдается перегрев помещений.

Поэтому немецкие архитекторы и строители вот уже в течение шести лет разрабатывают новые концепции для новых узбекских городов. За время сотрудничества, по мнению коллег из обеих стран, уже сформировался общий подход, общая точка зрения на то, какими должны быть города нового Узбекистана. Филипп Мойзер написал уже 8 книг по архитектуре. Три из них – об узбекской и среднеазиатской архитектуре. Основная мысль – современная архитектура успешна, если современные строительные технологии тесно увязаны с национальными архитектурными традициями. Национальные способы архитектурной выразительности также совершенствуются с немецкой помощью. В Самарканде инженеры специального высшего учебного заведения из Потсдама уже восстановили величественный Медресе Шади Мулк. Потсдамских специалистов пригласила в древнеузбекский город германское общество технического сотрудничества ГТТ. Причем в этой работе немцам пришлось разгадывать секреты 6-вековой давности. Были воссозданы древние стройматериалы и в частности великолепная, ослепительно сверкающая сегодня на солнце керамика, которая украшает купол Шади Мулк. Немецкие технологии очень удачно соединились с узбекскими традициями. Вот что говорит по этому поводу доктор архитектуры Узхон Джаббар:

Пятый, шестой, седьмой век, арабский писатель, когда проходил "шелковый путь" говорил: «Вы видите в далеке горы. Это не горы, это 7-ми, 9-ти, 12-ти и даже 14-ти этажные дома». Это вдоль «Шелкового пути»! Стены у них были из глины. До сих пор в Йемене есть аналогичные дома. А в Германии в 1800 году был построен 8-этажный дом со стенками из глины, глинобита. А под Ленинградом есть знаменитый Приаральский дворец – тоже из глинобита сделан. То есть когда стены глиняные – они имеют прекрасные теплотехнический эффект. Есть секрет, как делать эту глину.

Надежда Евсеенкова, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА