1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Арт-терапия Йоко Оно

В берлинской галерее Haunch of Venison проходит выставка Йоко Оно. Галерея находится в индустриальной зоне, вокруг мастерские, гаражи, склады. Место неуютное, но неплохо подходящее к выставке, посвященной насилию.

Йоко Оно

Берлинская выставка Йоко Оно, 77-летней художницы и вдовы Джона Леннона, называется "Das Gift", что по-немецки означает "яд". По-английски же слово "Gift" переводится как "подарок". Эта двусмысленность подарка и орудия убийства тут явно имелась в виду.

Солдатские каски, свисающие с потолка

Солдатские каски, свисающие с потолка

Экспозиция - это несколько инсталляций. Входить в большой зал приходится, пробираясь сквозь свисающие с потолка зеленые каски. Каски - не современные, а какого-то чтврого образца, хотя, похоже, совершенно новые. Они висят на нитях как чаши, в них насыпаны разрозненные кусочки пазла, изображающего, очевидно, голубое небо.

В зале на всю стену метров в десять высотой проектируется черно-белое видео. От сильного увеличения картинка не в фокусе, кроме того, мешает мелькание теней ходящих взад-вперед людей. Видеоклип изображает сцены насилия и убийства, это нарезка документальной и военной съемки, но сделанная так, что понять, что именно изображено, практически невозможно. Видеоинсталляция называется "Тени". Ужасы войны превратились в тени на стене. Это тоже поэтическая метафора. У стены на плечиках развешаны длинные черные пальто и зеленые шинели, застегнутые на все пуговицы. Все шинели и пальто прострелены насквозь.

Участие зрителей

Прострелено и большое толстое стекло, установленное в центре зала. От маленькой дырочки во все стороны идут живописные трещины. Зритель может созерцать отверстие как со стороны стрелявшего, так и с другой стороны, со стороны жертвы. На стене напротив видеоинсталляции висит огромный кусок серого холста. Перед ним стоят две железные стремянки. Посетителей приглашают принести с собой "вещественные доказательства" жестокости, насилия, агрессии, и прикрепить их к холсту. Художница сама не знала, на что, в конце концов, будет похоже это полотно.

Йоко Оно прорезает дырки в холсте, их должны зашивать зрители

Йоко Оно прорезает дырки в холсте, их должны зашивать зрители

За несколько недель работы выставки на холсте появилось не очень много бумажек и предметов. Холст во многих местах изрезан, рядом лежит моток толстых белых ниток, ножницы и иголка. Зрители (или, скорее, зрительницы?), которые ничего с собой не принесли, просто зашивают порезы на ткани. В результате, получилось панно из большого количества крупных белых стежков на сером фоне, стянутая ткань слегка перекосилась, Возможно, это удачная метафора преодоления последствий насилия, которые на самом деле не преодолеваются, а кое-как сшиваются, скрепляются, чтобы не оставалось явных дыр.

Йоко Оно заявила, что для нее современный Берлин – это "коллективная креативная медитация". В Берлине, подчеркивает она, живут самые творческие и миролюбивые люди, каких она знает. Однако она убеждена, что у каждого города и каждого человека есть воспоминания о пережитых жестокостях. "Сделать то, что тебя мучит, зримым, и есть первый шаг к исцелению", - полагает художница.

В следующем зале на стене висит серия холстов с напечатанной на них картой Берлина. К этим холстам-картам пришпилены бумажки, на которых посетители что-то написали. Тут Йоко Оно явно имела в виду что-то вроде групповой терапии, но верится с трудом в то, что посетители выставки и в самом деле вполне серьезно будут раскрывать душу и откровенно писать о своих встречах с жестокостью. И в самом деле, на бумажках часто встречаются приветствия в адрес художницы, слова благодарности ей.

Хэппи-энд

Дырки от пуль в стеклянной двери

Дырки от пуль в стеклянной двери

Самая выразительная инсталляция на выставке – самая малозаметная. Галерея расположена в старом помещении то ли фабрики, то ли склада. В самом дальнем зале есть железные ворота, ведущие во двор. Ворота застеклены, стекло покрыто мелкой металлической сеткой. Йоко Оно выстрелила из пистолета в это стекло со стороны двора. На зрителя, находящегося в галерее, смотрят венчики из порванной сетки, окружающие дырки от пуль. Стекло не треснуло. На полу лежит разбитая китайская ваза и сломанный деревянный стул. Дырки в стекле, разбитая сине-белая ваза и сломанный стул создают образ чего-то окончательного и уже неисправимого.

На втором этаже выставочного зала посетители могут сфотографироваться, глядя в цифровую камеру, их приглашают улыбнуться. На стену проецируются цветные фотографии улыбающихся посетителей. Они все как один очень симпатичны. Это модно одетые, интеллигентные люди. Надо понимать, что ужасы и жестокости закончились, неприятных воспоминаний не осталось, наступил хэппи-энд.

Автор: Андрей Горохов

Редактор: Ефим Шуман

Контекст