Артем Лоскутов: В России сейчас все боятся острых тем | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 20.10.2017
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Артем Лоскутов: В России сейчас все боятся острых тем

Европейский суд по правам человека ждет от России разъяснений по делу новосибирского художника Артема Лоскутова. Что думает об этом он сам?

Напомним, в марте 2012 года арестовали участниц группы Pussy Riot. Художник Артем Лоскутов решил поддержать девушек и разместил в Новосибирске плакаты, стилизованные под иконы, с призывом их освободить. Против Лоскутова возбудили дело об оскорблении чувств верующих и оштрафовали его в совокупности на 1000 рублей. Художник посчитал, что таким образом было нарушено его право на свободу выражения мнения, поэтому и подал жалобу в Европейский суд по правам человека. О том, что ЕСПЧ коммуницировал жалобу и запросил от российской стороны разъяснений по данному делу, рассказал на днях адвокат Лоскутова Дамир Гайнутдинов. По словам юриста, ответ из России должен поступить в ЕСПЧ до 22 января 2018 года. DW связалась с художником, чтобы узнать, как он оценивает ситуацию.

Артем Лоскутов: В 2012 году посадили девчонок из Pussy Riot - Надю Толоконникову и Машу Алехину. Это мои друзья, и мне, конечно, хотелось их как-то поддержать, привлечь внимание к этому делу. Я долго думал, в какой форме можно выразить солидарность. В итоге у меня родилась идея создать "икону". На ней я хотел изобразить мать и ребенка, потому что обе арестованные девочки были матерями. И их обеих разлучили с детьми. Моя коллега Маша Киселева нарисовала "икону". На ней изображена мать в маске с дочкой на руках.

Артем Лоскутов с майками

Артем Лоскутов с майками

В тот момент у меня как раз оказались ключи от уличных лайтбоксов. В них мы и вставили три плаката. В своем блоге я описал их появление так: "Мы гуляли по городу и вдруг увидели какие-то картинки". Ведь известно, что иконы являются к людям с помощью каких-то чудес. Я решил использовать этот мотив и в своей акции. Меня вызвали в полицию только спустя месяца полтора. Сначала просто никто не знал, как реагировать на эти плакаты. Когда меня вызвали в полицию, я сказал, что ничего не знаю о появлении картинок в лайтбоксах. Но на плакатах уже нашли мои отпечатки. Тогда возбудили дело по статье "Оскорбление чувств верующих". В то время она была очень редкой. В итоге я прошел через шесть одинаковых дел. Четыре из них мы выиграли, а в двух суд назначил штраф - каждый раз по 500 рублей. Возбуждались дела не только за распространение плакатов, но и за то, что я разместил эту "икону" в интернете, а также за то, что продавал футболки с этим изображением.

Контекст

DW: Сейчас ЕСПЧ коммуницировал вашу жалобу. Какого решения ждете от Европейского суда?

- В тексте жалобы, которую мы подавали в ЕСПЧ, указано, что нарушено мое право на выражение мнения. Я надеюсь, Европейский суд признает, что российский суд допустил ошибку. Если я правильно понимаю, ЕСПЧ не может отменить решение суда, он может только признать его неправомерным и присудить какую-то компенсацию. Многие юристы говорят, что я не сильно пострадал от суда. Я не умер, меня не арестовали, мне назначили штаф всего в тысячу рублей. Однако Европейский суд все равно счел это дело значимым, поэтому я надеюсь, что он примет решение в мою пользу. Мне интересно дождаться решения ЕСПЧ, чтобы понять, как оно будет состыковываться с решением российских судов и смогу ли я когда-нибудь показать эту работу в России. Сейчас я могу ее выставлять только в Европе, потому что в России это считается незаконным. Например,картина будет на выставке в Лондоне и в Ахене.

- Чем собираетесь заниматься, пока жалоба будет рассматриваться Европейским судом?

- Сейчас я работаю. Например, у меня есть снова серия "икон". Недавно была сделана "икона Кутузова". В одной руке он держит книжечку "Чтобы спасти Россию, нужно сжечь Москву". В другой руке - Москву горящую. Надеюсь, что к этой картине не возникнет претензий со стороны  так называемых православных активистов. Мне интересно создавать работы в таком стиле. Иконы - это же русская традиционная живописная категория.

- Сейчас ваши работы выставляются только в Европе. Вы считаете, что там проще устраивать акции и самореализовываться?

- Я не могу сказать, что проще. Российское искусство сейчас находится в стороне от мирового дискурса. Это не сильно развитая сцена. Здесь практически нет рынка. У нас, в России, все боятся любых острых тем, потому что не хотят привлекать к себе внимание. В Европе все по-другому. В России выставить "икону  Pussy Riot" я не могу, потому что это уголовно наказуемо. При этом в Англии и Германии таких проблем нет. Наверное, там существуют какие-то другие сложности, но, по крайней мере, есть возможность работу выставлять и не становиться обвиняемым по уголовному делу. Другое дело, что эта икона все-таки для русских людей сделана. Я не знаю, как к ней отнесутся в Европе. Поэтому мне хотелось бы выставлять свои работы и в России. Могу сказать, что Pussy Riot сделали много для русского искусства, потому что теперь оно стало интересно кому-то за рубежом.

Смотрите также:

Контекст