1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Армейские традиции

08.04.2003

Наш журнал сегодня посвящен армейским традициям. Мы побываем в доме ветеранов британской армии, в балтийской военной академии, в которой офицеры из Литвы, Латвии и Эстонии знакомятся с военными традициями НАТО, а также услышим рассказ о том, как в Финляндии относятся к национальной армии и спорят о том, надо ли финнам вступать в НАТО.

«Ройал Челси Хоспитал» в Лондоне – это старинное, почтенное и исконно британское учреждение. Дом ветеранов войны в лондонском районе Челси был основан в 1692. С тех пор в его стенах обеспеченную старость провели около 18 тысяч отставных военных. Сейчас этот дом насчитывает 340 постояльцев. Британцы славятся своим консерватизмом, поэтому больших изменений в обычаях «Ройал Челси Хоспитал» за последние триста лет не произошло. И по сей день к ярко-красным униформам жителей дома ветеранов в обществе относятся с большим уважением, ведь они символизируют многовековые военные традиции Соединенного королевства.

Куда не глянешь – повсюду седоволосые старики в форменных голубых рубашках: в «Грейт-холле» – просторном зале, высоком и звонком как церковь, – обедают несколько сотен ветеранов. Официанты разносят порционные блюда: суп, ростбиф с овощами и яблочный пирог на десерт. Военное прошлое британской империи окружает ветеранов и здесь. Стены «Грейт-холла» покрыты памятными досками с названиями и датами сражений, в которых участвовала британская армия: Ватерлоо – июнь 1815 года, Индия, Южная Африка, Ближний Восток или Бирма. На последних, самых свежих досках – война в Районе Персидского залива в 1991 году, операция «Непоколебимый мир» в Афганистане. Сами ветераны в шутку называют себя «Олд бойс бригейд». Официальное название обитателей дома в Челси – «военные ветераны Ее величества». Добиться права провести вечер своей жизни в «Ройал Челси Хоспитал», - этой чести удостаивают далеко не каждого, рассказывает один из ветеранов Роберт Тейлор. Для этого недостаточно обладать незапятнанной репутацией и крепким здоровьем:

«Как правило, надо достичь возраста в 65 лет и отслужить 22 года в армии или получить тяжелое ранение на войне».

Сам Роберт Тейлор был тяжело ранен во время второй мировой войны в боях с германским вермахтом. Тем не менее, после войны он поселился в Германии, работал там на судостроительном предприятии, женился на немке. Его жена умерла пару лет назад и Роберт Тейлор, оставшись один, сначала не знал, куда ему податься. Поэтому он написал заявление в «Ройал Челси Хоспитал». Теперь, говорит старик, я живу как в трехзвездочном отеле, и мне не надо ни о чем беспокоиться. Ветеранов обеспечивают едой и одеждой. Каждый получает три пары форменных брюк, носки, нижнее белье, рубашки и ярко-красный парадный сюртук с полированным пуговицами и знаками отличия. Ветераны должны надевать эту униформу, если они удаляются от госпиталя на расстояние более двух миль. Впрочем, носить гражданскую одежду тоже не возбраняется, хотя это делают очень немногие, рассказывает Роберт Тейлор.

«Нам разрешается иметь и носить гражданскую одежду, где нам хочется. Никаких правил на данный счет не существует. Нам запрещается только напиваться и ввязываться в драки».

Роберт Тейлор – это крепко сбитый 82-летний старик. Кстати, это - средний возраст постояльцев дома ветеранов. Встречаясь по утрам в нарядном внутреннем дворе «Ройал Челси Хоспитал», они по-военному приветствуют друг друга.

Роберт Тейлор утверждает, что жизнь в «Ройал Челси Хоспитал» помогает ветеранам оставаться молодыми.

«Говорят, что те, кто попадают сюда, получают дополнительно 10 лет жизни. Получу ли я эти дополнительные 10 лет, я еще не знаю, но я попробую».

Тейлор – занимает пост капрала на своем этаже. Каждое утро, ровно в семь часов он стучится в двери своих товарищей и коротко беседует с ними. Обходя комнаты, Тейлор проверят, все ли еще живы. В прошлом году он обнаружил таким образом двух умерших ветеранов. Один из стариков умер со стаканом виски в руках.

Все комнаты в «Ройал Челси Хоспитал» походят на корабельные каюты без окон площадью три на три метра. Обстановку комнаты Тейлор описывает всего в нескольких словах:

«Кровать, шкаф, стол, телевизор. Комната небольшая, но разве нам много надо? Это – самый дешевый отель во всем Лондоне и самый лучший клуб в Лондоне. Большего и не надо».

Ветераны живут в «Ройал Челси Хоспитал» в своем особом замкнутом миру, наполненном рассказами о сражениях и подвигах прошлого. Часто ли Роберт Тейлор отваживается в одиночку покидать этот мир? Всего лишь раз, признается старки, он отправился в город без товарищей и безнадежно заблудился в шумном и чужом ему Лондоне.

Литва, Латвия и Эстония – три балтийские республики уже получил официальное приглашение вступить в НАТО. К этой цели правительства балтийских стран стремятся уже давно. Буквально сразу же после вывода российской армии в 1994 году Литва, Латвия и Эстония приступили к модернизации своих вооруженных сил и приведению их в соответствие со стандартами НАТО. Но так как необходимые изменения надо было произвести также и в умах военных, балтийские республики основали более пяти лет назад единую для всех военную академию, которая располагается сегодня в университетском городе Тарту на юге Эстонии.

В просторной аудитории группа военных внимательно слушает пояснения Игоря Шведа, который представляет результаты работы своей исследовательской группы. Молодой человек, одетый в голубые брюки и светлую рубашку с расстегнутым воротником, выглядит каким-то беззаботным в окружении людей, облаченных в строгие, темные униформы. Тем не менее, Игорь Швед тоже военный: он – капитан третьего ранга ВМС Эстонии и слушатель единственной в республиках Балтии военной академии – «Болтик диффенс колледж».

«Болтик дифффенс колледж», дает мне прекрасные возможности работать в сотрудничестве с НАТО. Занятиями руководят офицеры НАТО, и все учебные программы, правила и понятия, с которыми нас здесь знакомят, отвечают стандартам альянса. Это – идеальное место, чтобы узнать все о процедурах и стандартах НАТО».

Один из офицеров-наставников в балтийской академии – подполковник германского бундесвера Клаус-Петер Ломан. Три года назад его направили на преподавательскую работу в Тарту, где он знакомит коллег из Литвы, Латвии и Эстонии с принятыми в НАТО тактиками ведения оборонительных и наступательных боевых действий. При этом подполковник придает большое значение умению его слушателей мыслить критически. Ведь подобно Игорю Шведу, большинство из них имеют за плечами советскую военную академию. Там их учили беспрекословно выполнять приказы вышестоящих командиров. Что же касается критики в адрес начальства, то она в советской армии просто не допускалась, говорит Клаус-Петер Ломан.

«Самая важная цель нашего обучения здесь состоит в том, чтобы подготовить сознание офицеров к тому, как на Западе осуществляется руководство подчиненными. Ведь приемы управления, процедуры, способы действий, в конце концов, можно выучить и вызубрить. Намного важнее научить их думать критично и самокритично, чтобы они в будущем могли работать в больших штабах и участвовать в выработке решений, перспективных планов, чтобы они были в состоянии высказывать критику и воспринимать ее».

При этом офицеры из Литвы, Латвии и Эстонии должны научиться взаимодействовать со своими подчиненными, как с игроками единой команды - установка, которая считается само собой разумеющейся вещью в любой армии НАТО. Прочь от командных шаблонов советских времен к кооперативному сосуществованию. Поэтому преподавание в академии ведется на английском языке и в небольших смешанных учебных группах. Эстонский капитан третьего ранга Игорь Швед сразу же почувствовал разницу между советской и натовской академиями:

«Здесь все отличается от того, чему меня учили. Здесь нам приходится искать пути взаимодействия с представителями различных национальностей в решении общих проблем. Иногда возникают ситуации, для которых нет четких инструкций, но мы все равно должны разобраться в такой ситуации и получить однозначный результат».

С момента своего основания 11 лет назад эстонская армия готовится к вступлению в НАТО. После почти полувекового советского господства маленькая Эстония видит единственную возможность обеспечить свою безопасность в присоединении к Североатлантическому альянсу. По-новому мыслить учатся не только эстонские офицеры, посещающие Балтийскую военную академию, новые отношения укореняются и в армейских частях. А в результате, все больше молодых людей добровольно идут служить в армию. Ким Труэ попал в армию сразу после школы:

«Наша экипировка сейчас намного лучше, чем раньше. Еда- просто отличная, а отношения между офицерами и солдатами – товарищеские».

Игорь Швед также радуется переменам, которые происходят в вооруженных силах Эстонии, потому что он понимает, что в НАТО с распростертыми объятиями примут только армию, опирающуюся на демократические традиции.

В Финляндии, в отличие от Эстонии, нет единого мнения о необходимости присоединиться к НАТО. В этой стране сторонники нейтралитета занимают сильные позиции, а в надежность военных союзов многие финны не верят: слишком свежи еще воспоминания о зимней войне 1940 года, когда Советский Союз напал на Финляндию, и ни один из ее тогдашних союзников не пришел ей на помощь. Хотя, с другой стороны, здесь помнят и о том, как в период «холодной войны» Финляндия вынуждена была лавировать между двумя враждовавшими блоками и невольно подпадала под влияние мощного восточного соседа. Сегодня Финляндия является членом Европейского союза, но в вопросах военной безопасности предпочитает опираться на собственные силы.

Небольшой городок Драксвиг находится на южном побережье Финляндии примерно в полутора часах езды от Хельсинки. Недавно в казармы местной воинской части прибыла большая группа рекрутов, которым теперь преподают азы военной науки, а попросту говоря, учат ходить строем и в ногу. Молодым людям это, кажется, нравится. Отношения между командирами и новобранцами дружеские и исполнены взаимного уважения. Каждый здесь понимает, что воинская повинность в Финляндии и по сей день нечто большее, чем просто реликт прошедшей эпохи. Говорит один из рекрутов, которого зовут Пааво:

«Служба в армии, это естественная часть нашей жизни. Зимняя война, вторая мировая война – все это еще свежо в нашей памяти. Почти у каждого из нас есть родственники, которые участвовали в тех войнах. У меня, например, воевали оба дедушки. Тема безопасности и сегодня остается для финнов одной из главных, и каждый знает, что он должен вносить свой вклад в укрепление этой безопасности».

Другой новобранец Христиан, тоже говорит, что его дед воевал и много рассказывал ему о войне. Многое изменилось с тех пор, как Финляндия вступила в Европейский союз. С русскими финны теперь тоже разговаривают на равных, а не как младшие партнеры. Да, об этом солдаты иногда беседуют по вечерам. А еще они спорят о том, стоит ли Финляндии вступать в НАТО. Единого мнения в этом вопрос нет, признается Христиан, который тоже пока не сделал для себя окончательного вывода:

«Да, почему бы и нет. Но, с другой стороны, я не вижу причин, почему мы должны вступать в НАТО. Я надеюсь, что войны больше не будет, по крайней мере такой, в которой необходимо было бы задействовать такую крупную организацию, как НАТО. Но это мое личное мнение. И когда-нибудь, мы наверное все же станем членами Североатлантического альянса».

Сосед Христиана по койке Пааво согласно кивает головой и скептически морщит лоб.

«Конечно. Но ведь, может быть, выгоднее окажется сохранить нейтралитет и не присоединяться ни к какому блоку. Ведь если НАТО примет решение провести какую-либо операцию, цели которой мы не разделяем, то, будучи членами НАТО, мы все равно будем обязаны в ней участвовать. Нейтралитет не означает, что мы должны проявлять пассивность или игнорировать важные проблемы. Но она дает нам возможность, в конце концов, самостоятельно принимать решения».

Командир части, в которой проходят подготовку новобранцы, Томи Хёгстрём считает, что финны все еще находятся в плену у прошлого: на дворе уже 21 век, а они все еще продолжают верить в мощь своей национальной армии.

«Мне кажется, что без учета опыта второй мировой войны понять наше отношение к армии невозможно. Всеобщая воинская повинность, представление о том, что каждый гражданин должен вносить свой вклад в защиту родины, - все это вытекает из нашего исторического опыта. В то же время, являясь частью политического союза, мы без сомнения должны уделять больше внимания сотрудничеству в области политики безопасности. Ни одна страна мира не может сегодня гарантировать свою безопасность, опираясь только на собственные силы. Поэтому мы принимаем участие в операциях, проводимых под эгидой ЕС, ООН или в рамках программы НАТО «Партнерство во имя мира». Но не меньшее значение имеет для нас и двустороннее сотрудничество. Мы взаимодействуем с русскими, с балтийскими республиками и нашими северными соседями. Все это, как нам кажется, укрепляет безопасность нашей страны».