1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

"Аргентинский вирус"

Предоставление Бразилии гигантского кредита МВФ косвенным образом отвечает и российским интересам. - В чём особенности танго-вируса – и к каким экономическим осложнениям он может привести?

default

Первой жертвой вируса в конце прошлого года стала сама Аргентина.

О том, насколько он опасен, говорит следующий факт: на прошлой неделе Международному валютному фонду пришлось предоставить Бразилии кредит в размере 30 миллиардов долларов. Это – рекордная сумма за всю историю существования МВФ.

Для сравнения: после августовского кризиса 1998-го года Россия получила от фонда около 5 миллиардов долларов. А тут сразу 30 миллардов! Похоже, что Бразилия, действительно, оказалась этим летом у опасной черты. И произошло это в том числе из-за Аргентины. Так в чём же особенности танго-вируса – и к каким экономическим осложнениям он может привести?

Неужели танго-вирус настолько опасен?

Первой жертвой вируса стала сама Аргентина: в конце прошлого года это государство оказалось неплатёжеспособным и было вынуждено объявить дефолт, то есть прекратило обслуживать свои долги. Одновременно произошла девальвация национальной денежной единицы, а валютные банковские счета частных лиц были заморожены. В общем, ситуация до боли напоминает август 98-го года в России. Правда, минувшей зимой ещё была надежда, что аргентинский вирус не перекинется на другие страны. Нынешним летом с этой надеждой пришлось расстаться. И в соседней Бразилии, самой крупной и экономически наиболее мощной стране Латинской Америки, и в богатой нефтью Венесуэле, и даже в такой сравнительно благополучной стране, как Чили, рухнули курсы национальных валют.

Protest in Brasilien

Демонстрация против коррупции в Бразилии. 27.07.2002

В Уругвае, например, в конце июня один американский доллар можно было купить примерно за 17 песо. А уже в начале августа за один доллар приходилось платить 28 песо. Основной причиной обвала валют стал рост недоверия со стороны международных инвесторов, что и привело к подчас паническому бегству капитала из целого ряда стран. Неужели танго-вирус настолько опасен? Немецкий учёный Хартмут Хеншель (Hartmut Henschel), возглавляющий в Буэнос-Айресе Институт маркетинговых и социологических исследований Demoscopia, отвечает на этот вопрос так:

- Опасность заразиться существует, безусловно, всегда, однако та острая форма заболевания, которую мы наблюдаем сейчас, возможна только при условии, что система изначально была слабой и болезненной. Причём я имею в виду не только Бразилию или Уругвай – речь идёт о явлениях, характерных и для других латиноамериканских стран: это коррупция, укрывательство от налогов, недееспособность государственных структур. К сожалению, практически все государства континента страдают от этих недугов. Поэтому им и не хватает иммунитета в ситуации, когда где-то по соседству начинается острый кризис – их сопротивляемость ослаблена непрекращающейся болезнью. Вот и получается, что эффект домино почти что неизбежен.

Может ли повториться "98 год"?

Именно для того, чтобы предотвратить эффект домино, Международный валютный фонд и предоставил Бразилии рекордный по своим размерам кредит. Ведь если и эта страна окажется неплатёжеспособной, то тогда может закачаться уже вся мировая финансовая система. Именно по такой схеме и развивались события 97-го и 98-го годов: сначала обвалились валюты в Таиланде и Индонезии, затем финансовый кризис охватил всю Азию, после чего он перекинулся и на Россию. Дело в том, что международные инвесторы причисляют Россию, как и страны Азии и Латинской Америки, к развивающимся рынкам. На вложения в эти рынки инвесторы отводят определённую часть своих многомиллиардных средств. Так вот, если капиталовложения, скажем, в бразильские ценные бумаги начинают приносить убытки, то инвесторы могут попытаться компенсировать возникшие потери за счёт продажи прибыльных позиций, например, в России.

Помощь МВФ Бразилии - в интересах России?

И если в Бразилии усиливается бегство капитала, то международные инвесторы на всякий случай выводят средства и из других стран данной категории. В 98-м году именно так всё и происходило: азиатский кризис привёл к паническому бегству инвесторов со всех развивающихся рынков, и весьма слабая российская финансовая система от такого оттока капитала просто рухнула.

Сейчас – совсем другие времена: ситуация в России достаточно стабильная, финансовый кризис ей не грозит, средств на обслуживание внешних долгов вполне хватает.

Однако острый кризис в Бразилии неминуемо привёл бы к тому, что условия заимствования на внешних рынках для России бы ухудшились. Поэтому предоставление Бразилии гигантского кредита Международного валютного фонда косвенным образом отвечает и российским интересам.

МВФ несёт ответственность за нынешние финансовые проблемы?

Но способен ли такой кредит вывести Бразилию из кризиса - или он только увеличит и без того огромные долги этой страны? Немецкий социолог Хартмут Хеншель, живущий и работающий в Буэнос-Айресе, в качестве отрицательного примера приводит Аргентину, которая в 90-е годы, во времена правления президента Карлоса Менема, получала бесчисленные займы.

- Во времена Менема государственная задолженность возросла с 63 миллиардов до 120 миллиардов. До сих пор никто точно не знает, куда подевались все эти деньги. Когда, например, Всемирный банк попытался выяснить судьбу выделенных им целевых кредитов, его эксперты пришли к выводу, что строго по назначению использовалась только треть предоставленной суммы.

Хартмут Хеншель весьма скептически относится к деятельности Международного валютного фонда и считает, что он несёт часть ответственности за нынешние финансовые проблемы Латинской Америки:

- Мы имеем дело с системами, которые не функционируют. Системами, которые насквозь коррумпированы. Системами, не имеющими какой-либо чёткой политической концепции. Их финансировали извне, потому что это отвечало каким-то определённым интересам. И Международный валютный фонд, к сожалению, в этом участвовал, что никак не соответствует его первоначальному предназначению. Его первоначальное предназначение состояло ведь в том, чтобы помогать преодолевать локальные кризисы, которые могли бы угрожать нормальному функционированию всей мировой экономической и финансовой системы. Однако кредиты Международного валютного фонда привели к тому, что эта система то и дело даёт сбои. То есть фонд добился полной противоположности того, для чего был создан.

Оправдана ли столь суровая оценка – покажет будущее. Во всяком случае пока кредит МВФ несколько стабилизировал положение в Бразилии и соседних с ней странах. Но немецкий социолог Хартмут Хеншель, безусловно, прав в другом: финансовая помощь извне не способна коренным образом изменить ситуацию. Подлинное оздоровление стран Латинской Америки может происходить только изнутри.

Проблемы: коррупция и укрывательство от налогов

Многие утверждают, что если бы Аргентина сумела хотя бы на один-два года избавиться от коррупции, то экономическая ситуация в этой стране резко бы улучшилась и проблема внешней задолженности была бы практически снята. Впрочем, дело не только в коррупции. Другая проблема – это укрывательство от налогов. По оценкам специалистов, государство и, соответственно, всё общество ежегодно недополучает примерно 24 миллиарда долларов. В какой-то другой стране эта сумма может показаться не столь уж большой, однако для Аргентины, население которой составляет всего 36 миллионов человек, каждый миллиард – это просто гигантские деньги.

Но способна ли Аргентина побороть коррупцию? Осознаёт ли её народ, что так, как раньше, жить больше нельзя? Похоже, что нет, ведь самым перспективным кандидатом на пост президента этой страны сейчас является всё тот же Карлос Менем, которого подозревают в отмывании денег и незаконной торговле оружием.

Контекст

Самые читаемые сегодня

Новости

Контекст