1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Антитабачные меры

21.06.2008

С недавних пор в российском Белом Доме – резиденции правительства – запретили курить. Даже в туалетах.

default

От кого поступило распоряжение – не совсем ясно, но говорят, с самого верха. Известно, что Владимир Путин не курит и очень осуждает эту дурную привычку. И вполне логично, что борьбу с этим злом он решил начать с собственного ведомства. Хорошо ему: распорядился, может быть, даже устно, и все выполняют, чиновники послушно выходят покурить на улицу. Если бы так поступил какой-нибудь немецкий начальник, хоть канцлер, хоть президент, его бы тут-же обвинили в волюнтаризме. Российскому премьеру они могут только позавидовать. Чтобы обеспечить запрет на курение в министерствах и ведомствах ФРГ, общественных заведениях и на транспорте, гостиницах и ресторанах потребовалась мучительная многолетняя дискуссия, которая не без труда увенчалась принятием соответствующих законов ландтагами федеральных земель. К тому же, Германия – это страна победившего федерализма, а потому и законы о борьбе с курением вышли в разных субъектах федерации разные. Где-то они построже, где-то – полиберальнее, где-то уже вступили в силу, в Северном Рейне – Вестфалии и Тюрингии начнут действовать с первого июля. В отличие от большинства других земель, в Рейнланд-Пфальце, Саксонии и Шлезвиг-Гольштейне по-прежнему разрешено курить в небольших пивных, состоящих всего из одного помещения, где нет возможности отгородить отдельный для курящих зал.

В Берлине закон строгий и никаких исключений не предусматривает. А первого июля заканчивается срок, по истечениии которого нарушителей начнут чувствительно штрафовать – закурившего на сто евро, владельца заведения – сразу на тысячу. Для хозяев небольших пивнушек, традиционных берлинских угловых, например, с одним единственным помещением закон о борьбе с курением стал серьезной угрозой их бизнесу. Если закон соблюдать – меньше будет посетителей, оборота и прибыли, если разрешать им всё-же курить – разоришься на штрафах. Многие не готовы мириться с таким положением вещей и считают, что закон нарушает их конституционные права – в частности, право на выбор профессии и право свободно распоряжаться своей собственностью. В этом – суть нескольких десятков исков, поданных в Конституционный суд. Суд в качестве образцово-показательных выбрал три и приступил к их рассмотрению. Один из таких исков поступил от Сильвии Тимм – хозяйки музыкального кафе «Доорс» в тусовочном берлинском районе Пренцлауэр Берг. Кафе – это всего тридцать шесть квадратных метров, помещаются от силы сорок человек, абсолютный предел – пятьдесят. Семьдесят процентов посетителей курят. Расказывает Сильвия Тимм:

«Ко мне в пивную с удовольствием ходят и некурящие. Они, по всей видимости, готовы мириться с пассивным курением. Заведение моё – в районе Пренцлауэр Берг. В двух шагах отсюда – много других пивных, для некурящих и для курящих с отдельным залом. На любой вкус.»

Если в «Доорс» запретить курить, публика ходить перстанет. Для Сильвии Тимм это означало бы банкротство. Её интересы в суде представляет, между прочим, бывший министр обороны ФРГ, сам заядлый курильщик Руперт Шольц. Адвокат считает, что законодатели не просчитали последствия запрета на курение, а принятый закон противоречит конституции. По его подсчетам, от двадцати до сорока «однокомнатных» пивных находятся на грани разорения. Типично берлинские угловые забегаловки во что бы то ни стало следует сохранить – они куда больший символ Берлина, чем, скажем, аэропорт Темпельхов, который решено закрыть уже этой осенью.

Для принявших закон такие аргументы, как об стенку горох. Они настаивают на том, чтобы во имя сохранения здоровья любой посетитель любого заведения должен иметь возможность находится в помещении для некурящих. А потому никаких исключений даже для самых маленьких заведений быть не должно. Не годится и испанский вариант, при котором хозяин заведения сам решает, каким ему быть – для курящих или для некурящих. Берлинская сенатор Катрин Ломпшер:

«С моей точки зрения, точки зрения сенатора по вопросам здравоохранения, такой вариант не имеет смысла, ведь цель закона – оградить от дыма некурящих. Все прежние усилия – добровольные обязательства, программы по отвыканию от курения – результата не дали. Выяснилось, что единственный эффективный способ – создать некурящее пространство в общественной сфере.»

Свой окончательный вердикт Конституционый суд собирается вынести в августе. Противники закона пока надежды не теряют. Кроме Сильвии Тимм иск подал и владелец берлинского коктейль-бара Грегор Шоль. К нему заходят после работы пропустить джин-тоник под сигару. Публика настроена однозначно:

«Это глупая опека со стороны политиков, которым больше нечего делать.»

«Я не принимаю правила, которые не оставляют возможности для вариантов.»

«Я не могу себе это представить. Хорошая выпивка и добрая сигара – два сапога пара.»

Ухоженный бармен – белая рубашка с запонками, черная жилетка, часы на серебряной цепочке – оценивает ситуацию точно также. Но запрет на курение для него - не только утрата определенных культурных традиций, но еще и ограничение свободы предпринимательства. Грегор Шоль:

«Двенадцатая статья основного закона однозначно обязывает законодательную власть охранять место работы. Вторжение в эту сферу может быть только адекватным.»

Именно неадекватным считает он новый закон. Его бар – всего восемнадцать квадратных метров: стойка, несколько высоких стульев, угловой диванчик. Об отдельном зале для курящих можно и не помышлять. Таким образом, запрет на курение подрывает весь его бизнес-рассчет. Как и многих тысяч хозяев небольших угловых пивных. Сенатор Катрин Ломпшер не видит конфликта с конституцией:

«В конституции сформулировано много основных прав и свобод, которые сталкиваются друг с другом. Поэтому всякий раз надо взвешивать те и другие. И право на свободу выбора профессии – это как раз то, которое во имя высших ценностей, можно и ограничить.»

Если к такому же выводу придет и Конституционный суд, то бармену Грегору Шолю останется только сарказм:

«Тогда мне придется искать кого-нибудь, кто бы это заведение купил и сделал из него бар морковного сока для беременных женщин или для тех, кто считает, что курение несовместимо с барной культурой.»

Порядок получения гражданства для проживающих в Германии иностранцев вскоре станет строже. Начиная с первого сентября, иностранцы, желающие получить немецкий паспорт, должны будут сдавать специальный экзамен. С подробностями Ольга Карина:

В ходе экзамена надо будет ответить на вопросы из трех разделов. Политика и демократия, история и ответственность, человек и общество. Экзамен по всей стране станет единым, только вопросы касающиеся особенностей земель, будут варьироваться в зависимости от того, где проживает соискатель. Каталог вопросов разработали в берлинском университете имени Гумбольдта. Политическая и общественная элита Германии в целом отнеслась к новой иннициативе положительно. По мнению Аймана Мациека, генерального секретаря центрального совета мусульман в Германии:

Претендент на право получения гражданства, то есть мигрант, если он действительно чуствует себя здесь как дома, должен обладать определенными знаниями о стране пребывания.естественно, он должен иметь представление и об истории и о конституции и о культуре. Получатель гражданства должен быть в состоянии ответить на соответствующие вопросы.

Экзамен на гражданство планируется сделать по принципу теоретического теста на получение водительских прав. Соискателю придется тянуть билет с 33 вопросами. Из 4 предложенных ответов на каждый нужно выбрать правильный. Вопросы вроде бы не сложные, но, как выяснилось, не все могут на них ответить. По крайней мере две мои собеседницы из Восточной Европы, Марлена и Ярослава, обе студентки берлинского технического университета, пришли в замешательство.

В чем заключается роль парламентской оппозиции? Я даже не знаю, что такое парламентская оппозиция.

Мне кажется, оппозиция контролирует работу правительства да я уверена в этом. В каком году была провозглашена федеративная республика Германия?

Понятия не имею...

Я бы сказала, В 1945 году?

Сколько федеральных земель в ФРГ?

По-моему я знаю, я точно знаю ответ! 16!

Какой город является столицей земли Северный Рейн-Вестфалия?

О господи, я не знаю, где это? Кельн, Бонн, Дюссельдорф? Думаю, что Кельн!

Столица Северного Рейна-Вестфалии? Может быть Дюссельдорф?

Особые трудности возникли с гербами отдельных федеральных земель.

Какой герб принадлежит федеральной земле Северный рейн-Вестфалия? Без понятия!

Мне нравится герб, на котором изображен медведь. Так что я выбираю его.

Экзамен считается сданным, если соискатель правильно отвечает на половину вопросов. Пересдавать его можно сколько угодно раз. Единственное условие - 25 евро за попытку. Желающий получить гражданство может сам подготовиться к экзамену, однако по замыслу министерства внутренних дел земельные власти должны предлагать специальные курсы.

Кстати, не всем нужно будет сдавать экзамен. Так, от него будут освобождены иностранцы, закончившие в Германии среднуюю школу. Поблажки сделали так же для детей до 16-ти лет и инвалидов. Исключения могут быть так же сделаны для лиц преклонного возраста.

В прошлом году немецкий паспорт получили 126 тысяч иностранцев. это чуть больше чем в 2005 году. Право на получение немецкого гражданства имеют в Германии иностранцы, которые 8 лет легально проживают в стране, говорят по-немецки, соблюдают законы и способны сами позаботиться о хлебе насущном.

Кстати, о хлебе насущном. Когда мы спрашивали коренных жителей Германии, предлагали им самим ответить на вопросы из экзаменационного билета, то и они не всегда могли выбрать правильный вариант. А заодно вносили собственные предложения. Так, одна дама из Баден-Вюртемберга считает, что соискатели немецкого гражданства должны разбираться и в кулинарных особенностях страны проживания. Она предложила включить в тест вопросы о том, например, что такое швабский вареник – Maultasche или жаркое из говядины, предварительно вымоченное в уксусе – Sauerbraten. Ведь это, заявила она, тоже элемент немецкой культуры. Приятного аппетита!