1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Антикапиталистическая богема группы Die Sterne

Группа Die Sterne играет диско очень компактно, никаких красот нет, нет и диско-фетишизма и так свойственного модникам умиления по поводу своего модного вида. Грув оказывается естественным делом.

Обложка CD

Гамбургская группа Die Sterne настолько негламурна, что ее название, которое переводится как "звезды", со звездами поп-музыки никак не ассоциируется. Die Sterne уже много лет находятся в полосе кризиса, в депрессивной зоне, в которой все происходит медленно, тяжеловесно и с не очень радующим результатом. Однако их новый альбом, который спродюсировал Матиас Модика (Mathias Modica), мюнхенский диджей, музыкант и хозяин неодиско-лейбла Gomma Records, неожиданно оказался бойким и убедительным. Матиас играет на клавишных. Именно звуки синтезатора, а не гитары, доминируют на альбоме. Его рабочее название звучало как "Депрессии из ада", но в результате оказалось куда более коротким и деловитым: "24/7".

Die Sterne. Франк Шпилкер - на переднем сиденье

Трио Die Sterne. Франк Шпилкер - на переднем сиденье

Песня "Депрессии из ада" на альбоме присутствует, в ней крутится фраза "Куда, к чертям, деваться с депрессиями? Иду в дискотеку, там хочу жить". Голос певца Франка Шпилкера (Frank Spilker) - он же лидер Die Sterne - звучит взвинчено, но при этом не яростно. В этом голосе есть отстраненность и прежде всего - трезвость и серьезность. В любом случае, ему моментально веришь.

Интонация

Хотя саунд Die Sterne уже очень давно был близок к соулу и фанку, решительный шаг в сторону диско стал большой неожиданностью. Надо сказать, что гибрид рока и диско - это анекдот с весьма длинной бородой. За последние десять лет появилось уже несколько поколений групп так или иначе разрабатывающих эту тему, и кажется, что Die Sterne вопиющим образом проспали тенденцию. Тем не менее, их саунд не воспринимается проехавшим. Наоборот, он кажется своевременным и резким. Группа играет очень компактно, никаких красот нет, нет и диско-фетишизма и так свойственного модникам умиления. Грув оказывается естественным делом.

Песни держатся на голосе Франка Шпилкера, на его очень удачно взятой интонации. Может, это интонация голоса офисного работника, внутри которого проснулся живой человек? Под упругий и монотонный бит Шпилкер много раз повторяет свои меланхоличные фразы "Я не буду в этом участвовать" или "Я не знаю, что тут могло бы помочь". Голос снабжен сильным эхо, отражения последнего слова каждой фразы прыгают на волнах бесконечной диско-мантры. Очень хочется сказать, что Шпилкер стал поп-звездой. Не в том смысле, что о нем узнали и возлюбили миллионы, а в том смысле, что грусть и нерешительность его лирического героя стали иметь универсальное значение, стали тем, что имеет отношение непосредственно к тебе. Песни Die Sterne только делают вид, что звучат легко и непринужденно. На самом деле за ними стоит ощущение жизни антикапиталистической богемы. И это в них самое ценное и самое удивительное.

Раб мобильника и интернета

Идею альбома можно сформулировать так: современное общество давит на человека, требует от него самодисциплины и самооптимизации. И само современное общество себя тоже улучшает, рационализирует и прихорашивает. Человек, участвуя в конкурентной борьбе за самооптимизацию, пытается сохранить - или по-новому определить - свое человеческое достоинство. Но хочет при этом и чего-то совсем другого.

Формула "24/7" означает ежедневную круглосуточную доступность какого-то сервиса. Современный человек, будучи доступен всегда либо по мобильному телефону, либо по интернету, вынужден оказывать услугу своего присутствия, готовности к ответу и взаимодействию - и потому является рабом этого сервиса. Ведь Ницше утверждал, как напоминает Франк Шпилкер, что раб - это тот, кто работает более восьми часов в сутки.

Предыстория

Die Sterne существуют с 1992 года (впрочем, Франк Шпилкер выпускал песни под этим именем уже в 1987 году). Die Sterne являлись весьма заметными представителями так называемой гамбургской школы немецкого инди-рока. В текстах социально-критическая позиция сочеталась с интровертностью и меланхолией. Как и у других представителей гамбургской школы (Blumfeld, Tocotronic) тексты у Die Sterne лаконичны и самоироничны, они полны странноватых заявлений и лозунгов. Вот несколько названий песен, вышедших в 90-х: "Универсальный мойщик тарелок", "Ты не должен забыть поесть" и "Из всех мыслей я больше всего ценю интересные".

Диско-саунд для панк-групп никогда не был особенно чужим, Die Sterne начали его интенсивно применять в конце 90-х, выпускались и танцевальные ремиксы их песен. В 1999 группа записала песню "Biestbeat" ("Зверский бит") - монотонное диско, в котором бесконечно повторялась одна и та же фраза "Нам нужен бит, чтобы разрушить этого зверя".

Критики и сама группа полагают, что новый саунд на самом деле не столь уж и нов, дело уже давно шло именно в эту сторону. Однако в интернете старые поклонники группы грустят: они говорят о разрыве и пропасти, и даже об исчезновении старых Die Sterne.

Автор: Андрей Горохов
Редактор: Ефим Шуман

Контекст