1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Андрей Шаронов: Москва может стать финансовым центром - для СНГ и Восточной Европы

По мнению бывшего замминистра экономического развития и торговли Андрея Шаронова, Москва может конкурировать только с такими финансовыми центрами, как Варшава или Прага.

Московская межбанковская валютная биржа

Московская межбанковская валютная биржа

В интервью Deutsche Welle бывший заместитель министра экономического развития и торговли, а ныне управляющий директор компании "Тройка Диалог" Андрей Шаронов заявил, что неустойчивость рубля, зависимость экономики от нефти, коррупция и низкие стандарты жизни сильно снижают интерес к Москве как финансовому центру.

Deutsche Welle: Недавно президент Медведев провел совещание по созданию в России международного финансового центра. Таким образом, власти вернулись к докризисной идее формирования в Москве одного из мировых финансовых центров. Насколько, с вашей точки зрения, реалистичен такой проект?

Управляющий директор компани ''Тройка Диалог'' Андрей Шаронов

Андрей Шаронов

Андрей Шаронов: Эта встреча означает, что власть видит важность и перспективность этой темы. Насколько это реально? За право быть одним из международных финансовых центров Москва может конкурировать с несколькими финансовыми столицами. Конечно, это не Лондон или Нью-Йорк, а региональные финансовые центры. В силу объективных причин - размеров экономики - у Москвы есть шансы занять свою нишу, и я думаю, что речь идет именно об этом.

- Какую региональную нишу может занять Москва? Ранее говорилось о том, что нужно достичь Шанхая или Мумбая по уровню конкурентоспособности на глобальном финансовом рынке…

- Думаю, что это прежде всего СНГ и Восточная Европа. Что касается сравнений с Шанхаем или Мумбаем, то на самом деле Шанхай - это концентрированный китайский центр, где торгуют в основном китайскими бумагами. А Мумбай - это тоже региональный центр, где торгуют индийскими бумагами. Но я думаю, что часть задачи сводится к тому, чтобы сделать Москву привлекательной прежде всего для российских эмитентов, то, что делают Шанхай и Мумбай, привлекая туда китайских и индийских эмитентов.

Следующий шаг, чтобы на эту площадку приходили не только российские эмитенты, но и нероссийские. Очевидно, что в Москву вряд ли пойдут "размещаться" английские, американские или даже китайские компании. Но компании из Украины, Белоруссии, стран Восточной Европы могли бы посмотреть на Москву как на место для размещения своих бумаг и привлечения финансовых инвесторов. И здесь Москве надо конкурировать, прежде всего, с Варшавой, Прагой. Каким-то образом нужно конкурировать в отношении российских эмитентов - с Франкфуртом, Лондоном, Парижем и Нью-Йорком.

- Сколько времени для этого потребуется? Российские власти говорят о перспективе 2012 года. Насколько это реально?

- К 2012 году можно создать формальные предпосылки, связанные с изменением законодательства и улучшением налогового климата, но приучить инвесторов за это время к Москве, на мой взгляд, невозможно. Следует понимать, что это действительно длительная задача, и она имеет помимо финансовой специфики большой нефинансовый аспект, связанный с комфортностью работы и, если хотите, проживания в России, безопасностью, инфраструктурными возможностями.

Если посмотреть на рейтинги различных международных финансовых центров, в частности Лондона, то ведущее место занимают вопросы среды. Лондон и Нью-Йорк серьезно опережают многих других именно по этим показателям, а не по тонкостям финансовых технологий. Специалисты говорят, что Франкфурт давно обогнал Лондон по технологическому оснащению биржи, но, тем не менее, финансовое сообщество считает, что бизнес-климат в Лондоне (по крайней мере, до недавних событий, которые заставили в этом усомниться) лучше и привычнее в Лондоне. Поэтому Франкфурт не может отобрать пальму первенства в Европе у Лондона, несмотря на технологическое совершенство.

- Какие факторы мешают Москве стать таким центром? И что делать с уровнем коррупции? Насколько он является определяющим фактором?

- Экономика России очень сильно зависит от нефти, поскольку у нас моноэкономика, и это сказывается на многих показателях, в том числе на устойчивости национальной валюты. Для инвесторов этот показатель очень важен, потому что они покупают инструменты, номинированные в национальной валюте, в рублях, и если она очень неустойчива, то, конечно, эти финансовые инструменты, а значит, и все остальное, включая Москву как финансовый центр, серьезно девальвируется и пересматривается инвесторами.

Коррупция - это непредсказуемость и дополнительные издержки, и, конечно, инвесторы стремятся избегать этого, так как все это снижает интерес к Москве как финансовому центру. Повторяю - все это лежит за пределами собственно финансовых технологий, знаний и законодательства. Это базовые вещи, которые напрямую связаны с качеством жизни и качеством предпринимательской среды в России.

- Помощник президента России Аркадий Дворкович считает, что если рубль станет одной из резервных валют, то Москва сразу будет востребована как международный финансовый центр. Вы видите у рубля перспективы стать резервной или региональной валютой?

- Препятствие состоит в том, что, как я уже сказал, рубль очень сильно зависит от мировой конъюнктуры цен на нефть. И мы видели: стоило нефти упасть - вслед за ней упал рубль, и никакие меры правительства не смогли его от этого удержать. Это серьезный фактор, который мешает рублю стать региональной валютой. Второй момент - размер рынка, номинированный в этой валюте. Помимо того, что инвесторы могут использовать рубль как мировую валюту, как средство накопления, конечно, должен быть какой-то заметный рынок товаров, который номинируется в этой валюте.

Есть попытки торговать между странами СНГ отдельными товарами за рубли, что в принципе увеличивает размер рынка, торгующего за эту валюту. Но при этом нужно смотреть, с кем рублю приходится конкурировать. Конкуренты у него достаточно сильные - и с точки зрения устойчивости, и с точки зрения размеров рынка.

Есть традиционные валюты, такие как доллар, евро, в меньшей степени фунт стерлингов и швейцарский франк, но есть и новая валюта, о которой все больше говорят - юань. Рынок юаня огромен и по сравнению с долларом, и по сравнению с рублем. И это повышает его шансы стать в среднесрочной перспективе такой международной валютой.

Беседовал Сергей Морозов, Москва
Редактор: Андрей Кобяков

Комментарий

Архив

Контекст