1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Андрей Хаданович: "В Беларуси политика влазит в мои дела"

Берлинский Литературный коллоквиум – широко известная организация, которая поддерживает не только немецких, но и зарубежных литераторов. В этом году ее стипендиатом стал белорусский поэт Андрей Хаданович.

default

Андрей Хаданович (cлева) читает из своей книги перед берлинской публикой

Вилла Литературного коллоквиума, где живут стипендиаты, расположена на берегу очаровательного озера Ванзее. Ландшафтные красоты и сознание, что никто не потребует от тебя никаких отчетов, вызывают у литератора небывалый прилив творческих сил, уверяет Андрей Хаданович:

«У меня давно не было такого количества свободного времени. Ты плаваешь в собственных мыслях, образах, тем более, что здесь есть столько красивых вещей, которые вдохновляют на это. Поэтому, не знаю, как с точки зрения качества, а количественно много всего понаписывалось».

В Германию Андрей Хаданович приезжает часто. Как правило, на пару дней. Чтобы принять участие в фестивале, встрече или книжной ярмарке. На этот раз, благодаря стипендии Литературного коллоквиума, Андрей задержался в немецкой столице на полтора месяца. Что по его словам, благотворно сказалось на патриотических чувствах:

«Любовь ко всему, что связано с Беларусью возможна при хорошей пропорции жизни там и жизни вне ее. Я бы не смог, я бы задохнулся, живя только в Беларуси. Я бы, наверное, не смог жить и вне ее. Тоже задохнулся бы, но по другим причинам. А вот две трети времени пребывания там, но с гарантированной третью бывания вне ее, создают очень комфортные чувства. По моему, пребывание вне Беларуси дает гораздо больше ответов на вопросы, что такое Беларусь и кто такие белорусы».

Итак, кто такие белорусы? Многонациональная Беларусь никогда не была моноязычной. Но в последние годы языковой вопрос превратился там в весьма болезненную тему. Поэтому вести беседу на русском языке, Андрей согласился только после некоторых колебаний:

«Последние 12-13 лет только ленивый не обзывал сегодняшний режим в Беларуси антибелорусским. Только ленивый не говорил, что происходит санкционированный режимом культурный геноцид, направленный против всего, что говорит, думает и делает по-белорусски. У власти стоят люди, которые глубоко стесняются своей внутренней белорусскости. Которые были воспитаны так, что, если ты говоришь по-белорусски, ты – неполноценный, ты – колхозник. Чтобы быть «городским», надо было говорить по-русски».

Это - стереотипы позавчерашнего дня, уточнил Андрей Хаданович. Затем наступил период, когда белорусский язык считался языком оппозиционеров. Но и этот шаблон скоро канет в Лету. Сегодня, говорит Андрей:

«... белорусский язык – это язык молодой креативной элиты. Если человек в городе говорит по-белорусски, это, скорее всего студент, причем, уже не обязательно гуманитарий. Все больше программистов, экономистов и будущих менеджеров говорит по-белорусски. Это люди, не получившие белорусский язык в наследство от родителей. Они были воспитаны в русскоязычной среде, но через сознательный выбор пришли к белорусскому языку. Потому что в какой-то момент у человека возникает проблема самоидентификации».

Как это не печально звучит, сегодня русский язык воспринимается в Беларуси не как великий и могучий язык Пушкина и Толстого, а как язык власти и внешнекультурного давления, уверяет Андрей Хаданович. Последние десять лет поэт принципиально пишет только по-белорусски:

«Автор в проблемной стране, с проблемным режимом, с проблемным статусом его языка, к сожалению обречен на тематику быть более, чем поэтом и «цеплять» политические вещи. Я стараюсь не цеплять политику до тех пор, пока она не начинает цеплять меня по нервам. В Беларуси политика влазит в мои дела. Я это чувствую на каждом шагу».

На родине Андрей Хаданович относится к числу литераторов, которым власти благосклонно разрешают печататься в частных издательствах, но препятствуют распространению их книг. Им не мешают писать, но чинят препоны встречам с читателями. Впрочем, в пребывании на зыбкой грани между дозволенным и запретным есть и свои преимущества:

«Для автора это комфортная ситуация: он сохранил кредит доверия. Может быть потому, что во всех других сферах маловато правды. Может быть именно за этой правдой и обращаются к литератору. Поэтому на наших поэтических вечерах больше публики, чем у коллег в странах, где все более спокойно и стабильно».

Пожалуй, не только поэтому. Андрей Хаданович – один из немногих современных поэтов, которому с помощью старых приемов удается сказать новое слово. И не только в литературе.

Контекст