1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Поиск и архив

Андрей Рублёв

"Среди ночи глубокой, среди тьмы беспросветной
С изумленьем и страхом я Христа созерцаю.
Небеса отверзая, Он нисходит оттуда
Со отцом мне являясь и Божественным духом.
Он один, но в трех Лицах: Три в единстве всецелом,
Трисвятое сиянье в трех Божественных солнцах".

Имя Андрея Рублёва неразрывно связано с его знаменитой на весь мир иконой "Святой Троицы". Даже если бы Рублёв, иконописец конца XIV - начала XV века, написал один этот образ, то и тогда он был бы признан первым среди выдающихся древнерусских иконописцев.

Когда в начале XX века икона "Святой Троицы" была расчищена от потемневшей олифы и трех более поздних записей, она потрясла первых зрителей не только своим художественным решением, но и духовной глубиной. Яркие, легкие, прозрачные краски, обилие света и воздуха, вливаясь в человеческую душу, рождали в ней ощущение гармонии, дарили радость и покой. В одно мгновение образ "Троицы" перевернул представление о средневековье как о времени упадка и варварства. Застигнутый врасплох одухотворенностью образа современный человек внезапно ощутил силу веры своих далеких предков.

Образ "Святой Троицы" явился плодом духовных исканий целого поколения. Он рождался из непрестанной молитвы Сергия Радонежского и его многочисленных духовных учеников, к которым принадлежал и Андрей Рублёв. Написанные им иконы и фрески уже при жизни мастера стали эталоном, которому стремились подражать все лучшие иконописцы. Но никому не удалось превзойти Андрея.

XX век признал русского средневекового мастера одним из самых замечательных живописцев мира, а Православная церковь, причислив его уже в наше время к лику святых, поставила имя Андрея Рублёва в один ряд с именем первого иконописца, апостола и евангелиста Луки.

Чем же столь прославился Андрей Рублёв?

Духовный подвиг преподобного Андрея в том, что он не только сам достиг святости, но и смог языком красок раскрыть перед своими современниками и грядущими поколениями внутренний мир преображённой души. Древнерусский иконописец зримо явил миру опыт Богообщения, ибо сам был удостоен созерцать Божественный свет.

Андрею повезло. Он родился в трудное, но одновременно прекрасное время. Хотя Русь переживала глубокий кризис, теснимая монголо-татарами и ослабляемая междоусобными войнами, страна стояла на пороге Возрождения. Андрея Рублёва окружали святые люди, ученики и последователи Сергия Радонежского, в общении с которым шло формирование его души и оттачивалось иконописное мастерство.

Мы не знаем достоверно даты рождения великого православного иконописца. Когда Русь в 1380 году году испытала радость долгожданной победы на Куликовом поле, Андрей, по всей вероятности, был ещё отроком, только вступавшем во взрослую жизнь. Биографы называют две возможные даты его рождения - 1360 или 1370 год.

На долю его поколения выпала не только радость победы. Последовавшее спустя два года поражение от ордынского хана Тохтамыша и новое разорение страны могло стать тем внешним толчком, которое привело Андрея в монастырь.

Андрей мог принять монашеский постриг либо в Троице-Сергиевой Лавре, либо в Спасском монастыре в Москве, который впоследствии получил название Спасо-Андроникова монастыря, по имени своего основателя и первого игумена Андроника, ученика Сергия Радонежского. Вся жизнь Андрея Рублёва была связана с Москвой и подмосковными обителями.

В Троицкой Лавре по просьбе игумена Никона "в похвалу Сергию" Андрей написал знаменитый образ "Святой Троицы". Работал преподобный Андрей и во Владимире, и в Звенигороде, и в самом сердце Москвы - в Благовещенском соборе Кремля, вместе со знаменитым иконописцем Феофаном Греком, которого биографы называют в числе возможных учителей Андрея.

В Спасо-Андрониковом монастыре Рублёв принимал участие в росписи главного храма. В этой обители он провёл последние годы своей жизни, здесь и обрёл в 1430 году вечный покой. Преподобный Андрей, по всей вероятности, происходил из знатной семьи, на что указывает наличие фамилии, мог обучаться иконописному мастерству не только в одном из московских монастырей, но и в Византии.

Византийская империя, переживавшая в то время так называемый Палеологовский ренессанс, связанный с духовным подъёмом в монашеской среде, привлекала русских иноков, которые, по свидетельству летописей, предпринимали длительные путешествия в Константинополь, Никею, стремились посетить Афон. Следуя за великими мистиками раннего христианства, посвящая себя уединённой молитве, византийские монахи-исихасты свидетельствовали своим личным опытом о возможности Богообщения и Боговидения. Тварными, человеческими очами они созерцали нетварный Божественный свет, преображающий всё человеческое существо.

На Руси практика "исихазма" получила название "умного делания". Так молился святой Сергий Радонежский, живя много лет в полном одиночестве, в глуши непроходимого леса. Испытав на себе силу преображения, Сергий смог указать путь спасения своим современникам и ученикам.

"Игумен земли русской" призывал людей "воззрением на Святую Троицу побеждать ненавистную рознь мира сего". Каждый человек воспринимал призыв Сергия в меру своих сил, но все были объединены одним желанием спасти страну. Крестьяне мечтали о мирном труде, тоскуя по земле; князья о независимом и сильном государстве, способном сбросить ненавистное монгольское иго. И только духовным ученикам старца было дано понять истинное значение его слов. Монахи направляли все свои усилия на преодоление "ненавистной розни" прежде всего в своём сердце, ясно сознавая прямую связь между внешними потрясениями и внутренним состоянием человеческой души.

Когда покидает сердце любовь, уходят радость и покой, человек теряет силы. Без любви к Богу жизнь увядает, а человеческой род обречён на гибель. Об этом языком красок через столетия говорит с нами преподобный Андрей Рублёв.

Рублёвская "Троица" лишена бытовых и исторических деталей. Все внимание зрителя иконописец сосредотачивает на жертвенной чаше, стоящей на престоле, вокруг которого возвышаются три ангела. Триединый Бог раскрывает себя людям через жертвенную любовь. Бог-Отец, Бог-сын, Бог-Дух Святой едины в Своём стремлении к спасению человеческого рода. "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына своего единородного, дабы всякий, верующий в него, не погиб, но имел жизнь вечную".

Андрей Рублёв не только осознал эту Евангельскую истину, но и пропустил через своё сердце. Путь к Божественному свету лежал через аскетические подвиги, слёзы покаяния и очищение. Образ "Троицы" явился плодом "невидимой брани". Процесс духовной работы сокрыт от людей, но его результат мы постигаем, вглядываясь в рублёвские образы. Когда благодать Святого Духа касается очищенной души, то её заполняют "любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание". Сам Господь Иисус Христос в Нагорной проповеди сказал о подвижниках, подобных Рублёву: "Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят".

Нам не дано увидеть лик Божественной Троицы, нам не дано познать сущность Её Божественной природы, но дано познать Бога как любовь и ответить на неё всем своим сердцем.

Светом и любовью напоён образ Спаса-Вседержителя, написанный Андреем Рублёвым для Звенигородского чина. Эта икона посвящает нас в тайну воплощения на земле Сына Божия, благодаря которому невидимый Бог становится ближе и понятнее человеку. Строго следуя канону, выражая духовный опыт Церкви, Андрей соединяет в единый образ лик Спасителя и лик русской святости, наделяя Спаса чисто русскими чертами.

Икона, испытавшая на себе длительный период забвения, утратившая значительную часть красочного слоя, по сей день оказывает огромное воздействие на человеческую душу.

Израненная иконная доска, на которой оголённые места, воспринимаются как шрамы, являет одухотворённый, прекрасный лик Христа. Тихий, ласковый, всепрощающий свет струится из глаз Спасителя, одаривая духовной силой тех, кто и в наши дни с благоговением и надеждой обращается к Нему, напоминая Евангельские слова: "Всякий, кто призовёт имя Господне, спасётся".

Расписывая Успенский храм во Владимире, Рублёв обращается к теме "Страшного Суда", весьма волновавшей умы его современников. Многие воспринимали нескончаемые бедствия, обрушившиеся на русскую землю с приходом монголо-татар, как конец света, многие теряли надежду и веру в будущее. Отчаянию и унынию Рублёв противопоставляет Евангельское видение истории.

Страшный Суд, связанный со Вторым Пришествием Иисуса Христа, преподобный Андрей изобразил как самый важный и радостный момент в жизни человеческого рода, ибо он связан с преображением Земли, упразднением зла и торжеством справедливости. В центре грандиозной композиции - светоносная фигура Христа в золотом одеянии, которая приближается к земле. Трубят трубы, созывая живых и мёртвых на суд. Торжественно возвышаются на 12 престолах апостолы с открытыми Евангелиями в руках. Их окружают сонмы ангелов. Рядом с "Престолом уготованным" застыли в ожидании Богоматерь и жёны-мироносицы.

Композиция не устрашает и не подавляет человеческую душу, а поднимает её к Божественному престолу, помогая современному человеку восстановить утраченную связь с Божественным миром. После Андрея Рублёва так "Страшный Суд" не писал никто. Душа Рублёва, познавшая Бога не только как Вседержителя, но и как любящего Отца, приобщает и нас к этой истине. На его иконах и фресках "милость превозносится над судом".

Господь не суров, Он справедлив. Таков мир святого Андрея. Это мир всепобеждающий любви.