1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Андрей Климов: Медведев - главная инстанция во внешней политике России

С приходом Медведева в Кремль у ЕС появилась новая возможность улучшить отношения с Россией, считает депутат Госдумы Климов. Нынешние проблемы в отношениях ЕС-РФ, по его мнению, родом из Европы.

default

Дмитрий Медведев

Председатель подкомитета по европейскому сотрудничеству Госдумы Андрей Климов в интервью Deutsche Welle заявил, что с приходом Дмитрия Медведева у ЕС появилась дополнительная возможность улучшить отношения с Россией.

Deutsche Welle : Андрей Аркадьевич, наверно не случайно, что для саммита Россия-ЕС был выбран Ханты-Мансийск - нефтяная столица России?

Russland Andrej Klimow

Андрей Климов

Андрей Климов: Саммиты Россия-ЕС проходят в разных городах. Например, прошлый саммит в России проходил в Самаре. Мы сейчас пытаемся показать, что Россия - это не только Москва. Что это богатая страна, большая, европейская, и простирается она от Калининграда до Дальнего Востока. И впервые саммит проходит за географическими пределами Европы – за Уральскими горами, в крупном центре добычи углеводородов, в новом современном городе. Он проходит уже, фактически, в азиатской части России, хотя Россия - европейская страна.

- Если говорить о нефти и газе, то какие сейчас есть камни преткновения между Россией и Европейским Союзом в энергетической сфере?

- Сейчас чаще всего западные политики говорят о двух вещах – о трубопроводе Nord Stream и о необходимости ратифицировать Россией Энергетическую хартию, а точнее транзитный протокол, который входит в эту хартию. Мы от этого отказываемся, и я, как депутат Государственной думы, считаю неправильным ратифицировать этот документ, который был подписан очень давно.

Мы считаем важным сегодня - найти новый компромиссный вариант в рамках разработки стратегического соглашения о партнерстве, который бы учитывал весь баланс интересов России и Европейского Союза, и тогда мы сможем это все ратифицировать в одном пакете.

Что касается Nord Stream, то в нашем энергодиалоге эта тема постоянно поднимается. Россия считает, что этот трубопровод несет существенный вклад в энергобезопасность Европы. Тем не менее, ряд государств ЕС политизируют этот вопрос.

- На этом саммите не появится Владимир Путин. Также он не планирует поездку на саммит Большой восьмерки в Японии. Это свидетельствует о том, что Дмитрий Медведев получил внешнеполитический карт-бланш?

- Это показывает только одно, что в России один глава государства, а не четыре и не пять, что у нас глава государства - последняя инстанция во внешнеполитической сфере. И если встречаются лица одного ранга, то было бы странно, если будут приезжать еще и вторые представители страны. И совершенно не нужно создавать такую двусмысленность.

- Дмитрий Медведев готовится к косметическому ремонту на европейском направлении , или все-таки будут глубокие изменения в российской политике?

- Ремонтом нам заниматься незачем. С нашей точки зрения, проблема как раз не в России, а в Европейском Союзе, в котором слишком много голосов, и каждый голос претендует на ведущую и главную роль. Это мешает Европейскому Союзу осуществлять внятную политику по отношению к Российской Федерации.

Но сейчас у Европейского Союза создалась дополнительная возможность улучшить отношения с Россией. Потому что Владимир Путин - это человек поколения "холодной войны", как бы мы лично к этому человеку ни относились, и кем бы он ни был. Дмитрий Медведев – человек уже другого поколения, и естественно открываются новые горизонты и возможности.

- В Европейском Союзе понимают, что разговоры о европейской системе безопасности в ближайшем времени останутся только разговорами. ЕС видит свою безопасность в блоке НАТО. Тем не менее , Дмитрий Медведев вновь говорит о необходимости европейской системы безопасности...

- Дмитрий Медведев говорит правильные вещи. Такое ощущение, что в Европе многие живут, как в музее, как в эпоху "холодной войны". Наверное, так им привычнее. При этом мы видим, как НАТО расширяется к нашим границам. Не на юг, не на запад, а на восток. Поэтому у нас складывается такое впечатление, что нас просто дурачат. И естественно эти ощущения вызывают ответную реакцию и в обществе, и в политической элите, и в военной. Поэтому мы пытаемся выйти из этого замкнутого круга.

- Россия говорит о том, что у нее есть не только нефть и газ, которые можно предложить Европейскому Союзу, что Россия - не Саудовская Аравия. Но возникает вопрос, где масштабные проекты в сфере высоких технологий с Европейским Союзом?

- А вы посмотрите наверх. Там Международная космическая станция летает. Скоро с нашего космодрома туда полетит бельгиец, и это все, между прочим, высокие технологии. И сама эта Международная космическая станция - как раз плод высоких технологий. И такие проекты можно обнаружить в каждой сфере.

- А помимо сотрудничества в сфере космоса? Есть ли сотрудничество в сфере производства высокотехнологичной техники, электроники, например?

- Надо брать разумные сферы. Я не думаю, что сборочное производство, которое у нас сейчас очень активно развивается в России, можно отнести к сфере высоких технологий, поэтому я это и не называю. Но мы сейчас со странами Европейского Союза вступили в партнерство по производству авиационной техники.

- Но это всего 5 процентов акций концерна EADS, которые принадлежат России...

- И тем не менее. Раньше вообще ничего не было. Раньше нас боялись в эту сферу пускать. Сегодня этот процесс уже пошел. Нам нужно такое сотрудничество мерить не тоннами и миллиардами, а прецедентами.

И дело ведь еще в том, что в этой сфере мы и партнеры, и конкуренты одновременно. Высокие технологии - поле очень мощной конкуренции даже не только между Европейским Союзом и Россией, а между Европейским Союзом и США, между европейскими странами по отдельности. И найти гармонию в этих отношениях очень сложно, поэтому различные примеры могут казаться кому-то и скромными, но на самом деле они достигаются большим трудом.

Беседовал Владимир Сергеев

Комментарий

Аналитика

Хроника

Контекст

Архив