1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Андреас фон Клевиц исследует психологию войны

Как могло случиться, что выходцы из немецких аристократических семейств стали послушными эсэсовцами? Андреас фон Клевиц исследовал эту проблему в своей новой книге, которую представил в Минске в Исторической мастерской.

default

Возможность представлять свою книгу “Песня Полифема: портрет массового убийцы” в аудитории, где собрались те, кто пережил ужасы гетто, Андреас фон Клевиц назвал большой честью для себя.

История мальчика из знатного рода

Он зачитал несколько глав из книги, главный персонаж которой - Гарольд Герневег. Мать Герневега происходит из знатного немецкого рода. В детстве Гарольд учился музыке и пению. Жил в родовом имении. Приход к власти фашистов изменил весь уклад жизни семьи. Во время войны Гарольд попал в СС и оказался одним из исполнителей плана по «окончательному решению еврейского вопроса». Судьба персонажа тесно связана с судьбой девушки из Беларуси, пережившей ужасы Минского гетто. Описанные в книге события Андреас фон Клевиц реконструировал на основе документов. Он участвовал в создании документальных фильмов о Нюрнбергском процессе.

Почему у книги такое название?

«Это история жизни человека, - рассказывает Андреас фон Клевиц, - выросшего в добропорядочной буржуазной семье, но попавшего в созданную нацистами машину по уничтожению людей. И это невыносимо для него. Он переживает внутреннюю катастрофу. А Полифем – это мифический циклоп из «Одиссеи», пожирающий людей. Главный герой книги поет арию Полифема из пасторальной серенады Генделя "Ацис, Галатея и Полифем" на экзамене по музыке. Мифическая история Полифема предопределяет жизненную историю персонажа книги».

Описывая нравственные страдания Гарольда Герневега, Андреас фон Клевиц ни в коем случае его не оправдывает. Он только констатирует факт и отмечает:

«Есть исследования, свидетельствующие о том, что огромное количество людей не вынесли участия в этой машине по убийству людей. Их психика не выдержала. Я не хочу их защищать. Но такие люди были. Как были и те, кто не признал своей вины и не сожалел о содеянном ими. Когда я писал книгу, меня нтересовал психологический аспект» .

Благодарность, неприятие и актуальность темы

На вопрос, стоит ли ворошить страшное прошлое, ответы разные.

«Хотелось бы выразить благодарность автору за то, что он взялся за такую сложную тему и даже по тому, что мы сегодня услышали, мне как бывшему узнику Минского гетто, представляется, что он успешно справился с поставленной задачей»,

- говорит Евгений Денисович Стасевич. Вместе с тем, на представлении книги были и люди, высказавшие иную точку зрения:

«Я узница Минского гетто. Ни один писатель, ни один поэт и историк не сможет описать тех ужасов, которые мы пережили. Мне было 8 лет. Но я помню погром на этой улице. И когда мы пошли после погрома на улицу, где сейчас находится Историческая мастерская, там кровь ручьем лилась вниз.... Может ли какой-нибудь писатель описать эти ужасы? Никогда»,

- считает Фрида Вульфовна Рейзман. Неоднозначная реакция на книгу не удивила Андреаса фон Клевица. Когда он представлял книгу в Германии, там тоже были бурные дискуссии. Представители старшего поколения, по словам писателя, подвергались нападкам со стороны молодых людей, говоривших, что, мол, нужно было вести себя по-другому. Написание этой книги, говорит Андреас фон Клевиц, было попыткой подумать над тем, как получилось, что люди стали массовыми убийцами, какие идеологические и социальные установки вынуждают их в этом участвовать. Актуальность темы для Андреаса фон Клевица очевидна. Ребенком он в начале 90-ых прожил 5 лет в Югославии и лично был свидетелем того, как сосед был готов стрелять в соседа.