1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Андижан глазами узбекского журналиста

В середине мая 2005 года, в узбекистанском Андижане произошли события...

В середине мая 2005 года, в узбекистанском Андижане произошли события, изменившие и внутриполитическое положение в Узбекистане, и место этой страны в структуре международных отношений. О самих андижанских событиях по горячим следам много сообщали, поскольку у них оказалось много очевидцев, в том числе, журналистов, но по прошествии года голоса тех свидетелей, которые опровергают официальную версию Ташкента об эффективном подавлении властями опаснейшего мятежа исламистов, из страны практически не слышны. Власти, судя по мерам, принимаемым ими по ограничению деятельности журналистов, работающих с зарубежными СМИ, активно препятствуют этому. И вынуждают эти СМИ искать другие пути получения информации. «НВ» с этой целью связалась с узбекистанским журналистом, недавно покинувшим республику и нашедшим убежище в одной из европейских стран. В сегодняшней программе «Фокус» - интервью об Узбекистане времен Андижана и после него с Юсуфом Расуловыми.

ВВ: Юсуф, несколько слов скажите о вашей профессиональной деятельности.


ЮР: Я журналист, в 96-98 годах работал на узбекском радио, а до этого в газетах. Потом были БиБиСи и «Голос Америки». Во время андижанских событий я находился в Ташкенте и сотрудничал с Британским институтом по изучению войны и мира. Я тогда получал ежечасно сообщения от корреспондентов из Андижана.

ВВ: Какая картина этих событий сложилась у вас, исходя из получаемой тогда информации?


ЮР: Это события начались еще в августе 2004 года, когда крупные хозяйственники были взяты властями Андижана под стражу, а ведь у них были трудоустроены тысячи людей, и эти люди остались без работы.
Андижанская областная администрация начала требовать у этих бизнесменов деньги на строительство различных объектов, те отказались, и после отказа в их отношении было возбуждено уголовное дело. Там тогда вообще не было речи о движении акромистов, просто народ требовал от властей справедливости. 23-февраля 2005 начался суд над ними, и туда пришли те, кто раньше работал у этих бизнесменов. Люди молили Аллаха об освобождении кормильцев, никакой особой мусульманской идеологии там не было. Но против этих хозяйственников власти выдвинули очевидно необоснованные обвинения, после чего народ начал стихийную демонстрацию, требуя справедливости в отношении руководителей местного бизнеса. 25 марта 2005-года 350 крестьян отправляли телеграммы на имя президента Ислама Каримова с просьбой об освобождении 23 хозяйственников.
Это говорит о том, что Каримов и власти Узбекистана знали все заранее о мирном характере требований населений. Но никто не принял это во внимание. 12 мая более 800 человек собрались у здания суда и потребовали освобождения бизнесменов. Люди прибыли на автомобилях, на автобусах. Но сотрудники полиции насильно «арестовали» их транспортные средства, отогнали их к ГАИ. После этого люди пошли к зданию местного ГАИ требовать обратно транспорт. Там на их требования никто не ответил, и они поняли, что на мирные обращения никто не собирается никак не реагировать. Часть людей двинулась к казарме батальона внутренних войск в Андижане, и не встретив сопротивления, забрали примерно 30 стволов. Батальон находился возле здания областного СНБ. Народ пошел к зданию СНБ, и там произошла перестрелка, после чего толпа пошла к зданию областной администрации и ночью захватила его. После демонстранты отправили ходоков в Пахтачинский и Карасуский районы, чтобы оттуда пришли крестьяне и присоединились к демонстрации.

13 мая крестьяне собрались на центральной площади. Как сообщил наш корреспондент, находившийся там, их было примерно 4000 человек. Люди ожидали встречи с президентом Каримовым. Ислам Каримов прибыл в аэропорт и, не выходя оттуда, собрал силовиков и представителей администрации. Он вышел на связь с демонстрантами и сказал, что дает полномочия для ведения переговоров главе МВД Закиржану Алматову. Алматов пообещал создать коридор для свободного выхода в Киргизию вооруженной толпы, чтобы люди там «остыли» и спаслись. «Идите куда хотите, спасайтесь», - передавали люди его слова. От Андижана до граница Киргизии от 3 до 5 км. Граница раньше фактически была открыта.

В ночь с 12-го на 13-го мая 2005-года были освобождены заключенные из тюрьмы, где содержались бизнесмены, которых требовал выпустить народ. Власти говорят о нападении на тюрьму, но, как потом рассказывали солдаты и прапорщики из тюремной охраны, пришли люди в военной форме, сотрудники СНБ, и освободили заключенных, потребовали, чтобы те шли на площадь и присоединились к демонстрантам. Но, как сообщал в интервью руководитель демонстрантов Парпиев, только часть из освобожденных присоединилась к ним, а часть просто разбежалась. Кстати, именно с Парпиевым, по моим сведениям, связывался Алматов. Охранников тюрьмы власти осудили за неприменение оружия, но они уверяли, что никакого нападения не было.

13 мая 2005-года, примерно в 16 часов прибыли несколько БТР, потом подошла другая военная техника, и был открыт огонь по демонстрантам. Наш корреспондент Галима Бухарбаева в тот момент находилась на этом площади, там были и еще три корреспондента. По их сообщениям, находившиеся на тот момент в здании администрации вооруженные демонстранты открыли ответный огонь по военной технике, а военные продолжали стрелять по женщинам и детям. Толпа начала разбегаться. Демонстранты взяли в заложники прокуроров и судьей, представителей администрации и, прикрываясь ими, старались скрыться. Военные расстреливали всех подряд. Толпа двигалась к границе, к селу Тешик-Таш Пахтабадского района Андижанской области, но там военные их ждали в засаде и открыли огонь. Там полегли и получили ранения сотни демонстрантов. Когда мы брали интервью у одного врача-патологоанатома, он сказал, что лично принимал в патолого-анатомическом отделении областной больницы трупы 500 человек, около 2000 тяжело раненных, большинство которых потом умерли от ран, поступили в саму областную больницу. Большое число раненных, по нашим сведениям, поступило в клиническую больницу Андижана. Наш источник, посетивший кладбище, видел, как военные в одну могилу укладывают по 5 - 6 человек. Другой источник сообщил, что видел десять грузовых КАМАЗ-ов, которые вывозили трупы в неизвестном направлении. Машины были полны трупами и совершали каждая по несколько рейсов.

Власти увозили трупы и на самолетах. Поэтому точное число погибших никто сейчас не может назвать.


ВВ: Знают ли журналисты в Узбекистане, что на самом деле было в Андижане? Какие возможности для сбора информации они имеют для этого?


ЮР: Да все знают, но говорить боятся. Все передают официальную версию.

ВВ: Что может ждать тех журналистов, которые попадутся за сбором информации об Андижане?

ЮР: Многие журналисты уехали из Узбекистана. Закрыты почти все представительства иностранных масс-медиа. Те, кто распространял правду об андижанских событиях, были осуждены властями. Правозащитник и журналист Сайджан Зайнабуддинов, Мухтабар Таджибаева, Насир Закиров (его через шесть месяцев освободили).

ВВ: Есть ли известия о том, что в Андижане происходит сейчас?


ЮР: Да, я поддерживаю связь ежедневно. Там каждый божий день арестовывают или судят кого-нибудь. Например, позавчера были арестованы правозащитники Алишер Караматов и Азамжон Пармонов. Против них выдвинуто надуманное обвинение. Практически ежедневно арестовывают верующих. Пострадал читавшие стихи об андижанской трагедии поэт и певец Дадахан Хасанов в Ташкенте. Этот список можно продолжить и дальше.


ВВ: Как население дальних от Андижана областей оценило события, и в каком виде они получали информацию?

ЮР: Сотрудники местных администраций ходили «в народ», предупреждали, чтобы об этом не вспоминали, не говорили. На тех, кто выехал из Андижана из-за того, что их родственники объявлены врагами народа, власти устраивают гонения, их арестовывают.