1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Амок на киноэкране: почему подростки становятся убийцами

Тема немотивированной, слепой агрессии занимала многих режиссеров. Новую попытку разобраться в ее причинах предприняли немецкие кинематографисты.

Как возникает насилие? И что творится в душе у юных преступников? На эти вопросы Томас Зибен (Thomas Sieben) пытался ответить уже несколько лет тому назад в своем неординарном дебютном игровом фильме "Distanz" ("Дистанция"). Тогда речь шла о молодом человеке, который без видимых причин стреляет по случайным прохожим. В своем втором фильме Зибен снова возвращается к этой теме, но уже с некоторыми вариациями. В фильме "Staudamm" ("Плотина", "Дамба") показан амок, то есть слепая агрессия с человеческими жертвами, в школе. Такие трагедии в последние годы несколько раз происходили в США и в Германии.

Простых ответов нет

В Саарбрюккене на фестивале Макса Офюльса (Max Ophüls) состоялся премьерный показ фильм Зибена. Что заставило режиссера снять эту картину? , главный вопрос: почему он соблюдает такую большую дистанцию между своим киноэкранным сюжетом и феноменом немотивированного на первый взгляд массового убийства? Тема чересчур сложная для простых ответов, подчеркнул Томас Зибен в беседе с Deutsche Welle: "Я и сам задаюсь вопросом, почему такое случается". Простых объяснений у подобных преступлений не бывает.

"Надо просто очень внимательно присмотреться к проблеме, - говорит юный режиссер. - При этом на тебе лежит определенная ответственность, если ты берешься за такую тему". Небрежность в обращении с ней может иметь опасные последствия. Зибен и его соавтор Кристиан Лира (Christian Lyra) хотели сделать своеобразный киноколлаж, в котором будут показаны различные аспекты темы и ее развития, разные ракурсы и формы восприятия.

Окольным путем

Собственно кровавая бойня в фильме не показана, развитие сюжета начинается спустя год после амока. Молодой парень по имени Роман работает помощником прокурора, который составляет досье из документов, касающихся инцидента и его расследования. Роман отправляется на место трагедии, в маленькую деревушку на юге Германии. Там он ищет документы в полицейских архивах, составляет досье, пытается установить контакт с близкими погибших в результате амока. Во время своего расследования он знакомится с юной Лаурой, которая была непосредственной свидетельницей кровавой бойни. Лаура и Роман сближаются, становятся друзьями.

Через этот контакт фильм, а значит и зритель, приближаются к теме - осторожно, бережно, постепенно. Фильм отказывается предлагать простые объяснения трагедии. Разумеется, отвергнутая любовь в подростковом возрасте могла сыграть определенную рол, становясь катализатором подобных инцидентов, говорит Зибен. Но только этого еще недостаточно, чтобы объяснить слепую и страшную агрессию.

Спорный мотив – компьютерные игры

Фильм указывает и на другие мотивы: скуку глубокой провинции, мещанское окружение, интеллектуальную ограниченность. То, что Роман в одном из эпизодов фильма сидит за компьютером и играет в "стрелялки", не должно быть, по замыслу режиссера, интерпретировано как главная причина подобных трагедий. Томас Зибен сам является разработчиком компьютерных игр и пишет статьи об играх и геймерах. Он знает, о чем говорит: "99 процентов мальчишек и юношей играют в компьютерные игры, 90 процентов от этого числа - в видеоигры из разряда "один против всех". Мы все на этом выросли. Это никак не причина".

Настроения, намеки, косвенные улики, - большего фильм не предлагает. "Роман пытается разобраться в причинах этого необъяснимого преступления так, как это делает зритель в кинозале. Наш герой приходит издалека и отправляется в путешествие в темные бездны души", - говорит соавтор фильма и продюсер Кристиан Лира.

Сложным был фильм и для исполнительницы роли Лауры, юной актрисы Лив Лизы Фриз (Liv Lisa Fries): "Персонаж мой со мной лично не имеет ничего общего. Я сама ничего такого не пережила. В начале я и понятия не имела, куда это меня приведет". Фильм исследует бездны современного общества, наблюдает, не морализируя. В нем никого не сажают на скамью подсудимых.

Перед выходом в широкий кинопрокат ленту показывали в школах. Юношеская аудитория избавлена в данном случае от моральной назидательности. "В каждом из нас сидит потенциальный серийный убийца", - сказал один школьник после просмотра. Как ни страшно это утверждение, хорошо, что есть режиссеры, которые не боятся браться за эту тему и вести разговор об этом с юными зрителями.