1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Американские золотодобытчики смотрят в сторону

от Узбекистана. «Ньюмонт Майнинг» - одна из крупнейших компаний по добыче золота в мире – может уйти из республики под давлением властей.

Символом экономической самостоятельности и новых экономических ориентиров Узбекистана считалось в самые первые годы независимости совместное узбекско-американское предприятие «Зарафшан-Ньюмонт». СП было создано в 1992 году в пустыне Кызылкум американской компанией «Ньюмонт майнинг» - одним из крупнейших золотодобытчиков мира - вместе с узбекским Навоийским горнометаллургическим комбинатом и Госкомитетом по геологии и минеральным ресурсам Узбекистана.

Сегодня, однако, это предприятие (медленно, но верно) перестает быть символом чего бы то ни было. Как сообщают информагентства, активы СП арестованы вследствие налоговых претензий Ташкента. Часть золота конфискована налоговыми органами. Более того, местные власти не разрешают отгружать золото для вывоза из Узбекистана. Работа предприятия фактически парализована. В свою очередь американский учредитель СП «Ньюмонт майнинг» рассматривает варианты ухода из Узбекистана. Побывавший на прошлой неделе в Ташкенте заместитель госсекретаря США Ричард Баучер не скрывает своего огорчения по этому поводу:

- Единственное, что я могу сказать, компания действительно сталкивается с серьезными проблемами в том, что касается ее бизнеса в Узбекистане. Мы обсуждали эту проблему в свете сегодняшнего дня. Думаю, те решения, которые принимаются по отношению к некоторым американским компаниям, могут повлечь за собой уход из страны инвесторов. И поэтому необходимо действовать очень осторожно…

Повод для огорчения у американцев, конечно, есть, как, впрочем, и у узбекской стороны. За годы работы в пустыне Кызылкум совместное предприятие добилось больших успехов. По соглашению с узбекским правительством предприятие «Зарафшан-Ньюмонт» могло бы работать еще до 2011 года. Но в связи с изменившимися «правилами игры» американцы теперь считают этот проект невыгодным.

Дело в том, что кабинет министров Узбекистана своим постановлением отменил налоговые льготы предприятиям с иностранными инвестициями. Нестабильность налогового режима – это то, на что постоянно жалуются иностранные партнеры узбекских бизнесменов. Помимо Налогового кодекса, порядок налогообложения регулируется постановлениями правительства и ведомственными документами, которых за последние пять лет принято более тысячи. Только за прошедший год внесено около сотни поправок в налоговое законодательство, которое давно уже потеряло системность…

В списке предприятий, которых коснулось налоговое постановление правительства Узбекистана, отменяющее льготы, значится далеко не только «Заравшан-Ньюмонт». И каждая из «обиженных» компаний теперь вырабатывает новую бизнес-стратегию, поскольку условия работы существенно меняются. Так, предприятие с российским капиталом «Вимм-Билль-Данн» работает в Узбекистане меньше года. Оно пока не окупило даже первоначальные затраты. Его местный руководитель Сергей Сурмонин отказался комментировать «Немецкой Волне» ситуацию и делать какие-либо прогнозы. Отказались беседовать с журналистами и на узбекско-корейском предприятии «УзДЭУэлектроникс». Там тоже вырабатывают новую стратегию, и делиться информацией пока не готовы.

Но, конечно, среди всех затронутых переменами фирм с иностранным капиталом особые сложности будут у золотодобывающего комбината «Зарафшан-Ньюмонт». Узбекское правительство, можно сказать, загнало американских золотодобытчиков в угол. Кроме того, как говорит их узбекский соучредитель, главный инженер Центрального рудоуправления Навоийского горнометаллургического комбината Виктор Ситенков, усложнившиеся условия работы выявили также недочеты в управлении. Сегодня не исключена возможность роста социальной напряженности в среде работников предприятия. Ведь в свое время американцы переманили сотрудников узбекских предприятий. И что с ними будет теперь, не понятно:

- Когда предприятие начало организовываться здесь, естественно, был набран готовый персонал на наших подразделениях, на нашем предприятии. Чтобы этот персонал пошел к ним, достаточно было дать заработную плату на 20-30 процентов выше, чем она у нас. Но когда зарплату дают неоправданно высокую, при ликвидации этого предприятия это будет очаг напряженности у нас здесь. Что с этим персоналом делать? Недовольство, наверное, будет, потому что мы не может дать ту заработную плату, которую дают сегодня американцы.

Особую тревогу инженера Ситенкова вызывает нежелание американцев финансировать рекультивацию земель, на которые в ходе работы завода были выброшены миллионы кубометров вредных веществ. Теперь у американцев на рекультивацию просто не будет денег:

- По договорам на рекультивацию с каждой тонны руды, которую передали для переработки, должна определенная сумма отчисляться, и эти деньги должны где-то накапливаться. Есть запрос Госкомприроды республики, который просит пояснить СП "Заравшан-Ньюмонт", где эти деньги. Пока мы найти концы не смогли. Без денег, естественно, ни совместное предприятие, ни иностранное, заниматься рекультивацией не будет. А это не просто 100 долларов, это миллионы!

К 2010 году Навоийский горнометаллургический завод за счет разработки двух новых месторождений на 20 процентов должен увеличить производство золота. Но в этом богатстве, очевидно, уже не будет вклада узбекско-американского «Зарашaн-Ньюмонт». Американцы уже предлагали свою долю российскому холдингу «Интеррос», но стороны (вроде как) не сошлись в цене. Инженер Ситенков делает такой прогноз:

- СП "Заравшан-Ньюмонт" отработало две трети своего срока, своей сырьевой базы, которая им была выделена по первоначальным документам. 10 лет они отработали, 11-й год уже идет, осталось всего лишь пять лет их деятельности. На пять лет покупать какое-то предприятие, при этом, не имея перспективы на будущее, - я сомневаюсь, что кто-то пойдет сюда со стороны. И по поводу статуса предприятия, мне сейчас трудно что-либо сказать.

Эксперты уже подсчитали, что отмена льгот на налогообложение добавит узбекскому бюджету не больше 200 млн. долларов. А вот сколько инвесторов откажутся от проектов в Узбекистане, не подсчитывал, видимо, никто…