1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Американские военнослужащие возвращаются в Узбекистан?

Заявление спецпредставителя генсека НАТО по Кавказу и Центральной Азии послужило поводом к возникновению противоречивой информации. Что же на самом деле имелось ввиду?

default

Германия использует в качестве перевалочного пункта для своих военнослужащих в Афганистане аэропорт в Термезе

Заявление спецпредставителя генсека НАТО по Кавказу и Центральной Азии Роберта Симмонса на пресс-конференции в Москве послужило поводом к появлению противоречивой информации о возвращении американских военнослужащих в Узбекистан.

В частности, я цитирую российские СМИ, Роберт Симмонс заявил, что "НАТО приветствует готовность Узбекистана предоставить свою военную базу в Ханабаде для использования другими странами, помимо Германии. Насколько я понимаю, - сказал Симмонс, США начинает использовать этот объект". Именно это фраза вызвала всеобщее недоумение. Ошибся в своем высказывании высокопоставленный представитель НАТО? Или же это была умышленная, преднамеренная оговорка? Ведь, известно, что Германия использует, в качестве перевалочного пункта для своих военнослужащих в Афганистане аэропорт в Термезе. У американцев же была военная база в Ханабаде. После андижанских событий и последовавшей за ними резкой критики, а затем жестких мер со стороны запада, официальный Ташкент потребовал вывода американских ВВС с военной базы в Ханабаде. В этой связи, многие расценили последнее заявление Роберта Симмонса, как знак того, что Узбекистан меняет свой внешнеполитический курс.

Так ли это? С этим вопросом мы обратились к российскому эксперту по Центральной Азии Аркадию Дубнову:

Оговорка, ошибка или …

- В сообщениях таких агентств, как "Рейтер" была внесена поправка на сообщение российских СМИ, что речь шла именно о Ханабаде, в других российских СМИ подчеркнули, что речь шла не о Ханабаде, а о Термезе. Тем не менее, если Симмонс произносил название Ханабад, это все равно достаточно симптоматично. Речь идет о том, что американское военное присутствие, сегодня, видимо, понемногу возвращается в Узбекистан. Тому свидетельством стало разрешение Ташкента пользоваться инфраструктурой базы в Термезе, которую эксплуатирует сегодня Германия в качестве тыловой базы для переброски своих военнослужащих в Афганистан. (Кстати, в том числе и для переброски американских военнослужащих, но пока на самолетах "люфтваффе", а не на американских.) Это и есть свидетельство того, что Вашингтону дали зеленый свет на постепенное возвращение в Узбекистан. Я думаю, что оговорка про Ханабад, может быть даже и не оговорка, может быть, это некая произвольная или непроизвольная утечка. По данным, полученным от весьма высокопоставленного европейского дипломата, в январе, когда в Ташкент впервые после андижанских событий 2005 года прибыл высокопоставленный глава центрального командования США адмирал Уильям Феллон, на его встрече с Исламом Каримовым, по всей видимости, шла речь о возвращении американцев. В том числе, речь шла об использовании инфраструктуры базы Карши Ханабад.

Узбекистан меняет внешнеполитический курс?

Тем не менее, как подчеркивает Аркадий Дубнов, вся пикантность ситуации в том, что официальный Ташкент пока никак не прокомментировал информацию, полученную от представителя НАТО на Кавказе и Центральной Азии. Первой неофициальной реакцией последовавшей от российских представителей дипломатического и военного ведомств, стало по данным российских СМИ, предположение о том, что заявление Симмонса было направленно на осложнение отношений между Москвой и Ташкентом. Аркадий Дубнов, российский эксперт по Центральной Азии считает:

- Судя по всему, в Ташкенте приняли решение не делать резких движений и публично не объявлять о том, что американцы возвращаются в Ханабад, а пока разрешить им пользоваться базой в Термезе. Последняя не вызывает серьезных нареканий в Москве, поскольку там работает Германия. Очевидно, что один член НАТО вполне может предоставить такую возможность пользоваться инфраструктурой другому члену Альянса. В то же время, Ташкент стремится не обострять отношений с Россией, с Москвой, чтобы не создать впечатление, что руководство вновь резко меняет свой внешнеполитический курс: сотрудничество с Россией на полномасштабное сотрудничество с Западом, в первую очередь, с США. Тем не менее, на мой взгляд, такой курс, стал очевидным еще в декабре прошлого года, когда проводились президентские выборы в Узбекистане. Тогда Каримов объявил о том, что отношениям Узбекистана с США и Западной Европой ничто не угрожает, и он готов возобновить эти дружественные отношения. Таким образом, Ташкент, который особенно никогда и не стремился полностью перейти под "зонтик безопасности", обеспечиваемый Россией, и вообще никогда не стремился стать близким союзником Москвы, вновь восстанавливает такой геополитический баланс в отношениях с одной стороны, с Западом, с другой стороны, с Россией.

Афганистан в свете отношений НАТО, России и Узбекистана

Говоря об отношениях НАТО, России и Узбекистана, нельзя забывать о роли Афганистана. Возможно ли, в данный момент рассматривать эту страну, как точку соприкосновения интересов в отношениях, в частности, между Североатлантическим Альянсом и Москвой, а также Россией и Узбекистаном? Аркадий Дубнов полагает:

-По большому счету, интересы Узбекистана и России в Афганистане не могут сильно отличаться друг от друга. В первую очередь, это предупреждение угроз терроризма из Афганистана. Второе, это попытка противодействовать катастрофическому расширению наркотрафика из Афганистана через территорию ЦА в Россию и дальше в Европу. Эта проблема сегодня становится еще гораздо более актуальной. Но другой вопрос, насколько удается сохранить или, я бы сказал, синхронизировать эти интересы по отношению к угрозам из Афганистана в Ташкенте и в Москве. Насколько мне известно, в Москве, например, считают, что синхронизировать эти отношения, если угодно так выразиться, мешают США, которые ведут свою политику в Афганистане. По выражению посла России в Афганистане Замира Кабулова, США в Афганистане, возможно, преследуют цели, отличные от борьбы с терроризмом. Об этом он заявил буквально несколько дней назад в интервью, наделавшем много шума. Настолько много, что США даже были готовы обратиться к российским властям в Москве с попыткой выяснить, насколько это высказывание отражает официальную точку зрения российских властей. Российский посол в Кабуле заметил, что у Кремля вызывает беспокойство тот факт, что американцы пытаются работать с центрально-азиатскими странами, граничащими с Афганистаном, по схеме, не предполагающей консультаций с Москвой. Возможно, такого рода цели беспокоят российское руководство, потому что в Москве видят в этом угрозу вот таких сепаратных отношений, способных подорвать российские интересы в Афганистане, которые она вынуждена обеспечивать вместе с центрально-азиатскими странами, при этом, не имея общих границ с Афганистаном.

Что касается сотрудничества НАТО с Россией, то спецпредставитель генсека НАТО по Кавказу и ЦА Роберт Симмонс заявил, что Альянс рассчитывает на расширение этого сотрудничества, в частности речь шла об обеспечении транзита для доставки военных грузов в Афганистан и переоснащении афганской армии. Согласна ли Россия пойти на такой шаг? Аркадий Дубнов считает:

-Я не думаю, что это были заявления, не основанные на конкретных приготовлениях, либо на ожиданиях, подкрепленных желанием Кабула, с одной стороны, и готовности ответить на них Москвы – с другой. Есть информация о том, что официальный Кабул очень хотел бы вновь получать полномасштабные поставки оружия, снаряжение из России, российского производства. Потому что именно к российскому вооружению, к российскому снаряжению афганцы в течение двух последних десятилетий привыкли. Кроме того, возможно, что Кабул рассчитывает, что эти поставки будут носить практически безвозмездный характер. Такого рода отношения могут быть возобновлены, я имею в виду, поставки оружия и снаряжения, но после того, как будут урегулированы вопросы выплаты афганского долга перед Россией, который составляет 11,5 миллиардов долларов. Соответствующее соглашение о реструктуризации долгов через Парижский клуб было в прошлом году подписано на уровне финансовых руководителей двух стран. Эта реструктуризация долгов позволяет Москве соблюдать российское законодательство, которое запрещает оказывать помощь финансовую стране, не выплатившей свои долги. Так вот, есть информация, что такого рода подготовка к запросу о поставках Россией вооружения в Афганистан ведется, но, однако имеются определенные трудности.