1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука и техника

Американская система ПРО в Европе

25.08.2008

В минувшую среду в Варшаве было подписано официальное соглашение о размещении объектов американской системы противоракетной обороны на территории Польши. Соглашение это готовилось давно, но переговоры шли неспешно, а то, что теперь они были резко форсированы, прямо связано, по словам президента Польши Леха Качиньского, с событиями на Северном Кавказе – вернее, с тем, как повела себя Россия в конфликте с Грузией. Должен сказать, что лично мне опасения Польши представляются всё же несколько преувеличенными, а выбранный ею способ решения проблемы собственной безопасности – сомнительным. Хотя, с другой стороны, нельзя не признать, что Россия за последние годы умудрилась испортить отношения почти со всеми своими соседями, а то, что она склонна вести себя, мягко говоря, бесцеремонно, особенно в отношении стран существенно более слабых, – это давно ни для кого не секрет. Правда, те шахтные пусковые установки, которые в срок до 2012 года должны быть размещены на севере Польши, предназначены для защиты США и Западной Европы от возможного ядерного нападения со стороны так называемых стран-изгоев вроде Северной Кореи или Ирана, а вовсе не России. Никто и не рассчитывает на то, что эти несчастные десять ракет-перехватчиков смогут отразить массированный удар со стороны такой страны как Россия. В лучшем случае они способны перехватить одну-две ракеты, запущенные одной из весьма агрессивных и плохо предсказуемых стран-изгоев. Однако за согласие принять у себя эти элементы системы ПРО Польша вытребовала у США ещё и 96 зенитных ракетных комплексов "Пэтриот" для защиты своей территории от потенциальной агрессии со стороны более близких соседей, чем Северная Корея или Иран. Впрочем, я несколько отвлёкся. Радиожурнал "Наука и техника" – не самое подходящее место для обсуждения вопроса о том, насколько разумно и обоснованно принятое руководством Польши решение в политическом плане. Иное дело – технические аспекты этого решения. Способна ли система ПРО в принципе обеспечить эффективную защиту от ракет противника?

Сам по себе проект создания такой системы отнюдь не нов. Правда, долгое время он, в основном, лишь менял своё название – при Рейгане именовался стратегической оборонной инициативой (SDI – Strategic Defense Initiative), при Клинтоне – национальной противоракетной обороной (NMD – National Missile Defense). Однако при нынешнем президенте Буше система, хоть и подверглась коренному пересмотру и очередному переименованию, всё же начала обретать реальность. Том Билефельд (Tom Bielefeld), сотрудник Института физики окружающей среды при Бременском университете и эксперт в области технологических аспектов контроля над вооружениями, поясняет, в чём состоит концепция такой системы:

Речь идёт о том, что установленные на земле крылатые ракеты-перехватчики вылетают навстречу баллистическим ракетам противника и уничтожают их прямым попаданием. Эти так называемые противоракеты состоят из разгонного блока, соединительного модуля и ступени перехвата диаметром от полуметра до метра, оснащённой инфракрасной головкой самонаведения. Скорость сближения составляет около 10 километров в секунду. Если на столь высокой скорости действительно происходит прямое попадание, то и ступень перехвата, и боеголовка ракеты противника – в идеальном случае – буквально разлетаются в пыль.

Реализовать такое прямое попадание – это примерно то же самое, что выстрелом из винтовки попасть в летящую пулю, выпущенную другим стрелком. Эксперты считают задачу вполне разрешимой, но при двух условиях: пуск баллистической ракеты противника должен быть обнаружен без промедления, а перехватчик должен получать достаточно точные данные о траектории ракеты на активном участке её полёта. Для такого целеуказания необходимы, как минимум, 20 специальных спутников раннего оповещения на геостационарных орбитах и ряд высокочувствительных радиолокационных станций наземного базирования. Пока, однако, США не располагают ни тем, ни другим, и пройдут годы, прежде чем ситуация изменится. Поэтому сегодня американские военные вынуждены довольствоваться двумя радарными станциями времён холодной войны – одна расположена в штате Калифорния, другая – в Великобритании. В перспективе планируется развернуть ещё 6 радиолокационных станций – в районе Бостона, на Аляске, в Гренландии, в Чехии, а также на Алеутских островах. Немало проблем и с перехватчиками. Правда, на сегодняшний день шахтные пусковые установки одного из основных эшелонов новой оборонной программы США – так называемой системы противоракетной обороны наземного базирования для перехвата ракет противника на среднем участке траектории полёта (GMD – Ground-based Midcourse Defense) – уже развёрнуты в Калифорнии и на Аляске, да и перспектива развёртывания аналогичных пусковых установок в Польше обрела теперь вполне конкретные очертания. Однако разработка новой ракеты-носителя, призванной доставить в космос собственно ступень перехвата, до сих пор не завершена, сама ступень ещё не прошла полного цикла испытаний, а уж о том, сколь надёжно будут взаимодействовать между собой эти два компонента, и вовсе никто ничего сказать пока не может. Но даже если лет через 10-12 вся эта система и заработает, проку от неё будет немного, считают некоторые эксперты, потому что её довольно легко перехитрить. Достаточно всего лишь нескольких ложных целей, внешне похожих на боеголовку и выпущенных одновременно с ней, чтобы вероятность перехвата резко снизилась, составив всего несколько жалких процентов, – говорит Том Билефельд:

Существует группа критически настроенных учёных, которые, проведя строго научный анализ, пришли к заключению, что даже весьма эффективные меры противодействия системе противоракетной обороны технологически столь просты, что вполне по силам и таким странам как, скажем, Северная Корея. Значит, американская противоракетная оборона – по крайней мере, в той форме, в какой она на сегодняшний день планируется и осуществляется, – может оказаться не в состоянии перехватить такие ракеты.

Один из таких критически настроенных учёных – Тед Постол (Ted Postol), профессор знаменитого Массачусетского технологического института близ Бостона:

Мы проанализировали технические требования к системе, утверждённые Агентством по противоракетной обороне, и пришли к выводу: эта система никогда не сможет функционировать так, как нам это обещают.

Тем более, что противоракеты до сих пор ни разу не испытывались в условиях, близких к боевым. К тому же радиолокационная станция, которую планируется весной 2011-го года разместить в Чехии с тем, чтобы она снабжала пусковые установки в Польше данными, необходимыми для целенаведения, справиться с этой задачей неспособна, – считает профессор Постол. Ключевой элемент этой станции – огромная сфера с 17-ю тысячами приёмно-передающих антенн – сегодня находится на крупнейшем в мире коралловом атолле Кваджелейн, входящем в состав Маршалловых островов в западной части Тихого океана. Этот радар министерство обороны США вот уже более 10-ти лет использует для испытаний противоракетной системы. Через 2 года он должен быть разобран и доставлен в Чехию. Однако его разрешение слишком мало для эффективного оповещения о пуске вражеских ракет и для слежения за траекторией их полёта, – говорит профессор Постол:

Для ядерных боеголовок характерны очень малые значения так называемой радиолокационной площади рассеяния. Наше Агентство по противоракетной обороне во всех своих расчётах исходит из того, что эта радиолокационная площадь рассеяния составляет примерно 1 квадратный метр. На самом же деле она в 100 раз меньше. Это означает лишь одно: запланированный в Чехии радар будет не в состоянии зарегистрировать и локализовать подлетающие боеголовки, потому что его разрешающая способность недостаточна. Но если цель не видна, то за ней невозможно проследить. А если за целью невозможно проследить, то и уничтожить её не получится.

Поскольку для американских военных всё это, естественно, не секрет, само собой напрашивается предположение, что как только радар будет смонтирован в Чехии, они тут же начнут его шаг за шагом совершенствовать, устанавливая тысячи и тысячи новых приёмно-передающих антенн. Именно это, полагают эксперты, и вызывает беспокойство Москвы, поскольку модернизированный и усовершенствованный радар будет способен шпионить и за ходом испытаний российских ракет. Гёц Нойнэк (Götz Neuneck), эксперт Института изучения мира и политики безопасности при Гамбургском университете, разделяет эту точку зрения и считает американские планы размещения элементов системы ПРО в центральной Европе контрпродуктивными:

Опасность состоит в том, что русские действительно боятся: их ядерный потенциал устрашения может утратить значение. Конечно, не через 5 лет, и не через 10, но в более отдалённой перспективе это не исключено. То же самое, даже в ещё большей степени, относится и к Китаю. И эти страны будут вынуждены принять соответствующие меры для сохранения своего потенциала. Для нас, европейцев, находящихся, так сказать, в самом центре событий, последствия этой новой гонки вооружений могут оказаться гораздо плачевнее, чем для американцев, наблюдающих за всем этим с более или менее безопасного расстояния.

Ситуация усугубляется тем, что Пентагон, по мнению профессора Постола, ещё и темнит:

Агентство по противоракетной обороне заявляет, что скорость этих ракет-перехватчиков недостаточна, чтобы отразить атаку межконтинентальных ракет, запущенных с территории европейской части России. Но это не так. Эти противоракеты построены на основе ракет-носителей лёгкого класса "Пегас" для вывода в космос небольших спутников. Все технические параметры этих ракет отлично известны. Элементарный анализ показывает, что эти крылатые ракеты-перехватчики обладают гораздо большей скоростью, чем та, которую приводит в своих документах Агентство по противоракетной обороне. Так что эти ракеты – если, конечно, система вообще когда-нибудь заработает – смогут сбивать российские ракеты.

Это очень важная оговорка: "если система вообще когда-нибудь заработает". Профессор Постол – далеко не единственный, кто в этом сомневается. Может быть, США сделали ставку не на ту технологию? Тем более, что разработка системы ПРО обходится стране в 10 миллиардов долларов в год. Однако каких-либо альтернатив, сулящих быстрый успех, пока не видно. Около 2-х лет назад на ежегодной сессии Американского физического общества был заслушан отчёт группы из 13-ти университетских профессоров и целого ряда промышленных и военных экспертов, которой было поручено оценить различные концепции противоракетной обороны. Руководитель группы – Фред Лэмб (Fred Lamb), научный сотрудник Иллинойского университета в Урбане, астрофизик-теоретик, специалист в области чёрных дыр, – вот уже более 2-х десятков лет проводит экспертные оценки оборонных проектов. Большими финансовыми средствами группа не располагала, но это не стало для неё помехой, – говорит Фред Лэмб:

Почти каждый из тех, к кому мы обратились, охотно согласился с нами сотрудничать. Мы объяснили, что намерены честно и непредвзято искать истину, и нам все помогали. Я даже регулярно дискутировал с Терри Литтлом (Terry Little), тогдашним главой Агентства по противоракетной обороне. Сам он не разделяет нашу точку зрения, однако и уличить нас в ошибках не смог. Но он настаивал на том, чтобы мы исключили из рассмотрения твердотопливные баллистические ракеты – на том основании, что с ними очень трудно бороться и что ни одна из развивающихся стран технологией производства таких ракет пока не владеет.

Между тем, именно твердотопливные высокоскоростные ракеты могут оказаться на вооружении некоторых стран раньше, чем США развернут эффективную систему противоракетной обороны. Поэтому учёный уделил особое внимание оценке системы перехвата ракет противника на самом первом – разгонном – участке траектории. Стартующая ракета наиболее уязвима, но длится эта так называемая активная фаза полёта ракеты всего 2-3 минуты. Фред Лэмб изучил потенциальные маршруты баллистических ракет стран-"изгоев" и пришёл к неутешительному выводу:

Даже самые высокоскоростные противоракеты должны быть размещены не далее чем в 500-х километрах – но не от места пуска, а от той точки, где должен произойти перехват. Межконтинентальная ракета, запущенная, скажем, Северной Кореей в сторону США, должна будет лететь над территорией Китая и России. Значит, ракеты-перехватчики целесообразнее всего дислоцировать вблизи границ этих государств, а траектория полёта, возможно, пройдёт через их воздушное пространство. Вряд ли эти страны будут от этого в восторге. Кроме того, при попадании перехватчика в ракету противника та может не разрушиться сразу, а продолжить полёт и упасть гораздо позже – на территории России, Аляски или Канады.

Питер Зиммермен (Peter Zimmerman), видный военный эксперт, долгие годы работавший по заказам американской администрации и Конгресса США, а теперь преподающий в Кингс-колледже в Лондоне, тоже оценивает нынешние концепции противоракетной обороны весьма скептически:

Система, которая сейчас создаётся, не поможет. Не говоря уже о том, что прежде, чем мы получит что-то дееспособное, пройдёт не менее 20-ти лет. Ранее я полагал, что головку ракеты-перехватчика имеет смысл оснастить небольшим ядерным зарядом, однако расчёты, которые я недавно произвёл, показали, что ядерное оружие в космосе малоэффективно. Единственная технология, про которую уже сегодня можно сказать со всей уверенностью, что она будет функционировать, – это система NFIRE (Near Field Infra-Red Experiment). Этот проект действительно осуществим – и с физической, и с инженерной точек зрения.

В апреле прошлого года американцы запустили-таки первый спутник в рамках программы NFIRE. Никаких перехватчиков на нём, конечно, нет. Речь идёт об экспериментальном спутнике, задача которого состоит в том, чтобы с помощью инфракрасных сенсоров отличить струю раскалённой плазмы, истекающую из сопла ракетного двигателя, от самого корпуса ракеты. Ровно год назад успешно прошли и первые испытания спутника: его сенсоры зарегистрировали пуск ракеты "Минитмен-2" и обеспечили её сопровождение на активном участке траектории полёта. Но когда такая система будет развёрнута и будет ли она развёрнута вообще, никто не знает. Фред Лэмб не скупится на критические оценки:

Лично я полагаю, что нынешний президент и его окружение из политических и идеологических соображений настолько уверены в успехе своего проекта, что вовсе не готовы вносить в него какие бы то ни было изменения в угоду такой мелочи как технические реалии.

Что ж, посмотрим, что принесёт нам смена президента в США.. Ждать осталось недолго.