1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Альтернативная служба за рубежом

Сегодня мы расскажем о том, как молодые немцы проходят альтернативную службу за рубежом

01.06.2006

default

Познакомимся с комиссаром, расследующим преступления против детей. Ну, и немножко поговорим о футболе, вернее, о глубокой философской связи между немецкими народными песнями и немецким футболом. Но сначала Роман Шель расскажет нам, как проходит альтернативная служба за рубежом или о том

Как Свен влюбился в Россию

Не хочешь маршировать? Не хочешь стрелять? Не хочешь проходить армейскую «школу жизни»? В Германии любой призывник может безо всяких проблем выбрать альтернативную службу: работать в больницах, домах престарелых, в приютах или, например, в проектах по защите окружающей среды. Срок службы тот же - 9 месяцев. А в последнее время всё популярнее становится альтернативная служба за рубежом. Всего в год благотворительные организации, работающие за границей, предлагают около 1200 мест. А вот заявок на порядок больше, несмотря на то, что у службы за рубежом есть и свои отрицательные стороны. Рассказывает Йорн Фишер из Кёльна, служивший в Монтевидео, столице Уругвая:

«Тот, кто проходит альтернативную гражданскую службу в Германии, получает пособие. Худо-бедно хватает на питание, одежду и оплату жилья. Тот, кто проходит службу за границей, денег иногда вообще не получает. В каждой организации по-своему, но, как правило, максимум, на что ты можешь рассчитывать – это мелочь на карманные расходы и оплата жилья. Питание, страховки и проезд надо оплачивать самому. Кроме того, альтернативная служба за границей длится 11 месяцев – на два месяца больше, чем военная и гражданская в Германии».

Йорн Фишер проходил службу в школе: красил заборы, работал в саду и помогал на кухне. Потом, когда лучше освоил испанский язык, даже замещал на уроках преподавателей. Но как можно попасть на такую службу? Понятное дело, сначала надо определиться, куда ты хочешь поехать, в какую страну. Потом отыскать благотворительную организацию, которой нужны помощники. Списки вакансий есть на нескольких сайтах в Интернете. Теперь ещё надо пройти конкурс. У кого больше шансов? Сотрудник благотворительной организации «Искупление» Йоханнес Церге проводит собеседования с кандидатами:

«Мы ищем максимально открытых, коммуникабельных ребят… Ещё одно важное качество – способность работать в команде. И работать много, иногда с восьми утра и до восьми вечера. Да, и ещё, конечно, важны знания языка».

20-ти летний берлинец Андрей фон Берг сейчас проходит службу в Москве, в Центре лечебной педагогики. Центр помогает детям с нарушениями психического и речевого развития. Проблем с русским у Андрея не было. Его отец - немец, а мама - русская. Андрей получает от организации "Иванушка", которая отправила его в Россию, 300 евро в месяц. Но только за комнату в центре российской столицы он платит 200 евро. Спасибо родителям, что кормят и одевают добровольца:

«По понедельникам и средам я занимаюсь с детьми от четырёх до семи лет. Играю с ними, вожу их на различные кружки. По вторникам на мне группа детей от 16 и старше. В остальные дни работаю курьером для издательства центра лечебной педагогики. Получается в среднем 7 часов в день».

А вот Свен Дитше из Бамберга русского языка вообще не знал, но хотел поехать именно в Россию, уж очень его заинтриговала таинственная русская душа. Свен работал в приюте для детей-инвалидов в деревне неподалёку от города Волхов. В приюте были воспитатели из разных стран, и он мог на первых порах говорить по-английски. Но и русский пришлось учить:

«Зимой я как-то ехал на "Ниве" от железнодорожной станции в приют и застрял в снегу. Дошёл до ближайшей деревни и попросил, как смог, одну пожилую женщину мне помочь. Она пошла к соседям, у которых был трактор. Через час машину вытащили. И это в порядке вещей. Мне нравятся русские и Россия, и я хочу связать с ней свою жизнь».

Сейчас Свен изучает экономику и русский язык в университете города Бамберг. Осенью этого года он отправится во Владивосток, будет один семестр учиться в тамошнем Университете экономики и сервиса.

А теперь - совсем другая тема. Печальная и трагичная. Наверное, нет преступлений, которые вызывали бы больше боли и негодования, чем преступления против детей. В конце мая в Мюнхене были приговорены к пожизненному заключению мать трёхлетней девочки и её сожитель. Они замучили ребёнка до смерти. Только что во Франкфурте-на-Одере завершился суд над женщиной, которая родила и убила девятерых младенцев. Приговор - 15 лет тюремного заключения. Самое страшное, что и соседи, и сослуживцы, и даже муж преступницы уверяют, что не заметили ни её беременностей, ни гибели младенцев. Это - самые ужасные случаи, закончившиеся смертью детей. О них пишут газеты. Но это - только верхушка айсберга. В прошлом году полиция официально зарегистрировала в Германии почто 3000 случаев издевательства над детьми. Сколько их на самом деле, никто сказать не берётся. Мы возмущаемся, узнав об очередном таком случае из СМИ. А что думают, что чувствуют люди, которые ежедневно по долгу службы должны заниматься такими преступлениями. Наш берлинский корреспондент Панагиотис Купаранис встретился с главным комиссаром отдела по расследованию преступлений против несовершеннолетних Джиной Грайхен:

Иначе я просто заболею.

Управление уголовной полиции Берлина. Унылые коридоры, спартански обставленные кабинеты, а между ними - детская комната, полная игрушек и детских книг. Здесь работает главный комиссар отдела по расследованию преступлений против несовершеннолетних Джина Грайхен. Ей 51 год, у неё двое дочерей, младшей 11, старшей 14 лет. Какой был самый страшный случай за все годы её работы?

«Это был маленький ребёнок, два с половиной годика, который умер от голода в квартире своих родителей».

Больше Джина Грайхен ничего об этом говорить не хочет, хотя произошло это преступление ещё в 1985-ом году. Но это было её первое большое дело в отделе по расследованию преступлений против несовершеннолетних. А вот недавно был случай, когда преступник замучил до смерти 4-летнего ребёнка. Весь процесс истязаний он скрупулезно фотографировал. Между прочим, садист был студентом, изучал социальную педагогику:

«Мы убедились, что издевательства над детьми случаются во всех социальных слоях. Это неправда, что такие вещи возможны только на самом дне общества. Просто у богатых людей это не так заметно. Ну, например, они живут в отдельных домах, на них не пожалуются соседи. Они лучше образованы, поэтому более изощрённо скрывают свои преступления. И методы истязаний у них более изощрённые, так что явных следов не остаётся. Можно ведь и психическими издевательствами довести ребёнка до душевного расстройства или даже самоубийства».

А теперь самый главный вопрос: как Джина Грайхен сумела вот уже 23 года проработать в этом отделе?

«В тех случаях, когда мы имеем дело с детьми, которые подвергались зверским побоям, вплоть до переломов рук и ног, я запрещаю себе даже думать о том, что испытывал этот ребёнок, его боль, его ужас. Потому что у меня перед глазами мои собственные дети. Это та черта, за которой я отключаю все чувства и эмоции. Иначе я просто заболею и не смогу работать. А я должна хорошо работать, я должна собрать для суда все улики и доказательства, чтобы преступник был наказан».

Всего в отделе по расследованию преступлений против несовершеннолетних в Берлине под началом Джины Грайхен работают 22 сотрудника. Это пока - единственный такой отдел во всей Германии.

Дорогие слушатели, как заставить, как уговорить Вас сейчас перестроиться, переключиться на другую тему, на другое настроение? Давайте, попробуем сделать это вместе. Вот, например, поговорим о футболе, точнее, о глубинной, не побоюсь даже сказать, философской подоплёке этой игры и её связи с национальным характером. Иными словами, у нас на очереди:

Философия и поэтика спорта

Бывают же у людей совершенно замечательные профессии, даже завидно. Вот, например, берлинский профессор Гунтер Гебауэр занимается философией, …. спорта. Вы думаете, что вся Германия готовится к чемпионату мира, который начнётся 9-го июля, только потому, что здесь любят футбол? Как бы не так. У профессора Гебауэра есть этому более глубокое объяснение:

«Ну, во-первых, это надежда на то, что наконец-то какое-то крупное событие в Германии произойдёт. У нас же ничего действительно важного не происходило. Ну, выборы прошли, ну, правительство новое, а что изменилось? Что нового-то? Мне кажется, вся страна ждёт какой-то встряски, чтобы перспективы появились. А все немцы прямо-таки истомились по доброму слову, чтобы кто-нибудь нам сказал: вы важные, вы хорошие, вы гостеприимные…»

А вообще профессор Гебауэр прославился тем, что написал книгу под названием «поэтика игры в футбол». В этой книге он установил причинно-следственную связь между манерой игры в футбол и национальным характером игроков. Немецкой сборной, по убеждению профессора Гебауэра мешают играть в футбол не отсутствие таланта, не баснословные заработки и даже не лень на тренировках, а вот эта песня:

Вы слышите ритм этой песни? Он, если честно, маршевый такой. Так и хочется взяться за руки и пойти куда-нибудь стройной колонной, в ногу. Левой, левой, левой! А если кто-то шагнул с правой, на него уже смотрят с подозрением. Немцы, уверяет профессор Гебауэр, умеют маршировать, но не умеют танцевать. Поэтому и на поле немецкие футболисты действуют прямолинейно. То ли дело, бразильцы. У них самба в крови. У них ритм быстрее, движения менее предсказуемые. Они не устремляются сомкнутыми рядами в лобовую атаку на ворота противника, они танцуют себе по всему полю. Ну и как немцам выиграть у такого противника? Всё-таки, немецкие болельщики мечтают о победе своей сборной?

«К сожалению. Надежды на то, что немецкая сборная воспользуется этим праздником у себя дома и сумеет выиграть чемпионат, я считаю иллюзорными».

Вот так вот. Интересно, читал ли тренер немецкой сборной Юрген Клинсманн философский трактат профессора Гебауэра? Слышал ли он его рекомендации? Если «да», то в оставшуюся до чемпионата неделю игрокам немецкой сборной придётся с утра до вечера слушать самбу, самбу, самбу. И плясать, плясать, плясать до полной потери сознания.

Передачу мне помогли подготовить Роман Шель и Панагиотис Купаранис.