1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

Альтернативная служба в Германии

15.12.2002

Пауль:

- У меня нет абсолютно никакого желания позволять каким-то людям командовать надо мной, только потому, что у них висит пара орденов на груди.

Тило:

- Я уважаю и понимаю тех, кто несет военную службу. Но есть один аспект... существует же вероятность того, что нужно будет кому-то угрожать или вообще - убить кого-то!

Геральд:

- Для меня война – бессмыслица. Я не вижу никакого резона лететь бомбить Ирак из-за чужих интересов, связанных с нефтью.

Патрик:

- Я не хочу жить в казарме.

Все они, девятнадцати - двадцатилетние парни, «теперь в армии». Но это армия без казарм, без плацев и без военных. Альтернативная служба. Германский опыт альтернативной воинской обязанности сегодня в программе «Cool».

Сегодняшнюю передачу и несколько выпусков «Cool-а» в ближайшем будущем мы посвятим германской армии и альтернативной гражданской службе. В Германии также, как и в России, существует всеобщая воинская обязанность. Однако уже несколько десятилетий немецкие призывники имеют право выбора. В России общественная кампания за АГС еще только набирает обороты. Согласно статье 59 Конституции РФ, гражданин имеет право военную службу заменить альтернативной гражданской. Однако федеральный закон, определяющий порядок реализации такого права, пока не утвержден. В России существует ряд проектов, которые, в случае их воплощения в жизнь, превратят альтернативную службу, прямо скажем, в каторгу. Но, несмотря на то, что у АГС в Российском государстве существует множество противников, скорее всего она будет организована в недалеком будущем. В течение последнего года заметно активизировалась законодательная деятельность в этом направлении и на рассмотрение в Госдуму было подано четыре законопроекта «Об альтернативной гражданской службе». Кроме того, все больше молодых людей в России высказываются именно за такой вид службы. Точно такая же тенденция наблюдается и в Германии, с той только разницей, что в ФРГ «альтернативщикам» не чинят никаких препятствий на пути к гражданской службе. Вот что рассказывает Даниель, на службе он 3 месяца:

Даниель:

- У нас это по большей части рутинное дело. Нужно пройти обследование в военкомате, и если у тебя найдут, скажем, аллергию на что-то или болезнь, то тебе не надо идти ни в Бундесвер, ни на альтернативную службу. Если же тебя признают пригодным к службе, но ты не хочешь нести службу с оружием, то нужно заполнить формуляр, обосновать свое желание. Все это, однако, только формальности. Большинство копирует определенную форму, а не придумывает что-то новое.

Иными словами, достаточно лишь уведомить призывную комиссию о своем решении, а не разъяснять свои пацифистские убеждения, приводя тысячи аргументов и фактов. Именно такого «уведомительного принципа» добиваются сегодня лидеры кампании «За демократическую АГС!» в России.

Схема, по которой молодые люди в Германии попадают в ряды «Zivis», так называют здесь «альтернативщиков», такая:

Ты принимаешь решение не проводить почти год своей юной жизни в солдатской казарме. Мотивы могут быть самые разные. Вот что рассказывают ребята, которых я посетила на их боевом посту, в одной из кельнских больниц. Даниэль:

Даниэль:

- У меня была глубоко личная причина – это мои волосы, у меня дреды, видишь, они доходят до плеч, я их растил 4 года, а если бы мне пришлось отправляться в Бундесвер, то мне бы их обрезали.

Геральд:

- Мне, кажется, что иди в армию вообще глупо. Я не думаю, что на Германию когда-нибудь нападут. Если такое случится, то я тоже скажу – ладно, дайте и мне автомат! И пойду защищать свою Родину. Но участвовать во всяких миротворческих операциях, бороться против терроризма или против Ирака, по большому счету, из-за нефти. Нет. Я не вижу в этом смысла.

Пауль:

- Я исходил из идеологических мотивов. И вообще, мне лично совершенно не интересно стрелять по мишеням, или на протяжении многих часов учиться военной премудрости. А все это мне пришлось бы делать в бундесвере. Гораздо больше смысла я вижу, например, в том, чтобы помогать больным людям.

После того, как решение принято, неважно, исходя из каких соображений, главное – свобода выбора, так вот, после того, как формуляр в военкомате заполнен и вы поставили на нем свою подпись, существуют два пути: первый – пассивно ждать, какую службу тебе предложат сотрудники Бундесвера, скорее всего, это будет служба недалеко от дома, в больнице, или же слесарные работы в каком-либо учреждении, или же работа садовника. Если же кто-то хочет уехать из «родной деревни», выйти из-под опеки родителей, то он должен сам искать себе место. Чаще всего, по Интернету. Но и бундесвер, по просьбе, высылает список организаций, где можно пройти службу. В эти организации надо позвонить, договориться о встрече, приехать, пройти собеседование, понравиться, соответственно, и тогда тебя припишут исполнять свой долг перед отечеством к этому учреждению.

Практически все Zivis, с которыми я говорила, не пустили дело на самотек и «завербовались» сами. Кто-то хотел уехать в большой город, кто-то хотел переехать в другую федеральную землю, кто-то хотел самостоятельности. Так или иначе, а восемь человек со всех уголков Германии, собрались в общежитии одной из кельнских больниц. Наиболее часто альтернативную службу проходят именно в госпиталях, здесь альтернативщики ухаживают за лежачими больными или за престарелыми и выполняют, честно говоря, самую черную работу. Штефан, девятнадцатилетний худощавый парнишка в белом отглаженном халате, зашел в перерыве между сменами в общежитие выкурить сигарету, так как в палатах и коридорах больницы курить запрещено. Вот что он говорит о своей службе:

- Есть один серьезный плюс – ты просто помогаешь людям. С другой стороны, мы освобождаем от так называемой «грязной работы» профессионалов. То есть, даем возможность врачам и медперсоналу заниматься более важными делами. В наши обязанности входит и уборка нечистот и тому подобное. То есть, на первый взгляд, работа в основном неприятная. Но к этому привыкаешь. Кроме того, такая работа ценна сама по себе, в отличие от бундесвера.

Время на то, чтобы привыкнуть к работе есть. Сотрудники организаций, где проходят службу альтернативщики относятся к своим помощникам весьма гуманно. То есть, сначала парням дают осмотреться и обжиться, и только потом направляют на «черную работу». Вот, что рассказал мне, постоянно заливаясь краской, Йонес, самый младший среди «Zivis», на службе все два месяца:

- Первый день моей службы был, прямо скажем, ненапряженный. Я просто ходил, смотрел, что мне предстоит делать. То есть, был такой переходный период. Мне не нужно было с первого дня, прямо скажу, дерьмо убирать. Ну, менять белье больным и престарелым после ночи. Хотя все это – дело привычки. Конечно, когда в утреннюю смену работаешь, то все эти запахи предстоит выносить целый день... Иногда приходится туго. А если не выспался, то и вообще ужасно.

Выспаться альтернативщику довольно мудрено. На службу надо заступать в шесть утра. Значит, встать надо, примерно, в пять, чтобы успеть позавтракать. Работают до 3 часов дня, то есть 8-часовой рабочий день, не считая обеда. Пауль, самый «старый» среди Zivis, и явный лидер компании, рассказывает:

Пауль:

- С утра - душ для пациентов. Тех, кто сам не может мыться, мы моем. Потом надо организовать завтрак. Некоторые сами есть не могут, их приходится кормить с ложечки, потом измерение давления, температуры и тому подобные вещи. Но, по большому счету, это та работа, которая имеет смысл и потому она доставляет удовольствие.

И все-таки, каждый человек, конечно, если он не врач со стажем, робеет, завидев здание больницы даже издали, робеет перед запахами лекарств и белыми палатами, болезнями и возможностью иметь дело с больными.

Вряд ли многие мечтают, особенно сразу после школы, заняться уходом за старичками и старушками или же за лежачими больными. Михаель, 18-летний вчерашний школьник, маленький, с копной рыжих волос, рассказывает:

- До сегодняшнего момента я порядком боялся всяких болезней и думал, что уж где-где, а в больнице я работать не смогу! Но я решил, что сам должен побороть свои страхи и потому пошел на службу в госпиталь. И здесь постоянно видишь беспомощность, не только физическую. Я работаю в гериатрии, здесь в основном престарелые люди, по большей части, неспособные двигаться. И я вижу, как иногда пациенты ждут приговора врача – смогут они отправиться домой, или же им ещё придется оставаться в больнице. И, когда они вынуждены оставаться на неопределенный срок у нас, то бывает очень тяжело. Ведь видишь их страдания, их беспомощность, пропускаешь все это через себя. А еще иногда люди умирают, и с этим тоже приходится как-то справляться...

Альтернативщики не только работают с больными, ухаживают за престарелыми и тяжелобольными, не только меняют грязные простыни и чистят палаты. Некоторые выполняют технические работы, чинят сантехнику, например. Но что интересно, даже те, кто выполняет на первый взгляд самую черновую работу, своей жизнью и службой довольны. Все, с кем я разговаривала, сказали, что, несмотря на трудности, на возникающую иногда брезгливость, то, что они делают в больнице, доставляет удовлетворение. Те же, кто занимается техническими службами, считает, что зря тратит время. Петрик слесарь и по совместительству садовник:

- Zivis делают, в принципе, то, что никто другой делать не хочет и не может. Я бы, например, вообще бы ничего не делал, я бы лучше пошел в университет учиться. И вообще, я хочу сказать, что большинство парней просто не хочет идти в армию, поэтому так много тех, кто решается на альтернативную службу. Я вообще сторонник профессиональной армии.

Я считаю бессмысленным то, что молодежь должна выбрасывать целый год из своей жизни и делать то, что она делать не хочет.

До профессиональной армии Германии пока далеко, России, правда, еще дальше. А вот институт Альтернативной Гражданской Службы имеет смысл. В Германии он избавил низкооплачиваемых сотрудников, таких как медсестры, скажем, от самой тяжелой и грязной работы. В России, где нагрузка на рядовых медработников куда выше, чем в Германии, альтернативщики стали бы отличным подспорьем. И может быть отношение к старикам в домах престарелых и к лежачим больным, не имеющим родственников, стало бы более гуманным. Впрочем, предоставим дискутировать над этим вопросам – народным избранникам. А Вы, я надеюсь, смогли получить представление о том, что вообще такое АГС и что там приходится делать. В одной из наших следующих передач ребята-альтернативщики расскажут вам о своих доходах, сколько они получают и на что тратят, есть ли у них выходные и могут ли они приглашать к себе, по месту службы, гостей, и девушек в том числе, кроме того, они выскажут свои предложения о том, как они хотят модернизировать и без того, казалось бы, отлаженную систему альтернативной гражданской службы.

Автор: Анастасия Сорвачева