1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

«Альтернативная гражданская служба» – часть вторая

26.01.2003

Даниэль :

- Мои друзья практически поголовно выбрали альтернативную гражданскую службу. И все больше моих сверстников решают стать «альтернативщиками», а не солдатами. Я думаю, что в связи с политической ситуаций в мире антивоенные настроения возросли ещё больше.

Федеральный закон «Об альтернативной гражданской службе» недавно наконец-то был принят в России. Работа над ним продолжалась более 10 лет, и тем не менее он, по мнению многих правозащитников и депутатов, сырой и требует поправок и доработок. Почему? – Да потому, что с принятием этого закона граждане, выбравшие альтернативную службу не получают практически никакой защиты. К тому же, некоторые статьи этого закона спорны и явно не справедливы. Продолжительность российской АГС почти в два раза превышает срок военной службы, то есть «альтернативщики» должны будут проводить в армии не 2 года, а 3 с половиной.

Но и других, сомнительных и с юридической точки зрения, и с точки зрения здравого смысла моментов в законе хватает. Захотите прочитать – зайдите на сайт в интернете www.ags.demokratia.ru и сами все увидите. Опыт Германии, где АГС существует уже много лет и отлично функционирует, может послужить примером для России хотя бы в некоторый пунктах:

Даниэль :

- 10 месяцев и из них один месяц отпуска – таков срок альтернативной службы у нас. Если ты не берешь отпуск, то служишь всего девять месяцев. Ну и еще каждые выходные твои.

Неплохо. Особенно если учесть, что военная служба в Германии длится всего 9 месяцев (без отпуска 8), то есть срок ее меньше альтернативной всего на один месяц. Ребята-альтернативщики, выполняющие свой долг перед отечеством в одной из кёльнских больниц, рассказали мне о совместном житье-бытье в общежитии, о зарплате, о том, как они проводят свободное время, о своих обязанностях, и о пациентах – о старичках и старушках, а так же о тяжелобольных, за которыми они ухаживают. Штефан – медбрат в белоснежном халате о своих подопечных:

Штефан:

- Пациенты бывают всякие. Одни ценят то, что ты о них заботишься, поишь, кормишь, моешь. Другие не ценят этого, играют на нервах. И вообще ожидают большего, чем ты в силах сделать.

Значительная часть «альтернативщиков» несёт службу в больницах, уход за больными – их основная задача. И порой, эта задача бывает не легкой. Пауль, родом из Баварии, рассказывает:

- У каждого пациента в палате есть звонок, каждый может нажать на него и вызвать персонал, нас, то бишь. И некоторые пациенты делают это безостановочно. Это конечно изрядно действует на нервы. Когда такое происходит, я выясняю, что именно больному нужно. Если больной просто хочет меня позлить или развлекается таким образом, то я просто отрубаю этот звонок. Однако многие пациенты просты в обращении, ты чувствуешь себя нужным и работа приносит удовлетворение.

Конечно, «отключить больному звонок» – дело нелегальное. В большинстве своем, все «альтернативщики» ведут себя с пациентами предельно вежливо и внимательно. И, в общем-то, медбратья свою работу любят. Однако капризные и вредные старички и старушки им тоже попадаются. И тогда каждый пытается найти свой способ решения проблемы, чтобы и больного не обидеть и самому на работе не сгореть. Геральд - высокий и смешливый молодой человек, возит пациентов утром и вечером на процедуры на кровати-каталке. Многие, понятно, идти не хотят. Геральд выработал целую психологическую стратегию общения с такими людьми:

- Учишься общаться и узнавать характер каждого отдельного человека, как уговорить его пойти с тобой на процедуры. Потому как некоторые, когда входишь в палату и приветливо говоришь – не хотите пойти на процедуры? – Сразу отвечают «нет». С такими нужно обращаться иначе и прямо говорить: собирайтесь, вы немедленно должны явиться на процедуры... и тогда они идут. Каждый тип пациента требует своей стратегии. За три с половиной месяца, что я здесь, я это уяснил основательно.

Тем, кто собирается на альтернативную гражданскую службу, неплохо бы освоить основы психологии – легче будет. А еще готовьтесь к тяжелой жизни – те, кто отказался брать оружие в руки, моют палаты, меняют белье больным после ночи, выполняют самую черную работу. После смены вам тоже, вероятнее всего, придется со своими сослуживцами обсуждать проблемы прошедшего дня, уборку палат и тому подобное. Впрочем, ко всему привыкаешь, по словам 18-летнего Йонеса:

- По себе замечаешь, что потихоньку закаляешься. Планка брезгливости, во всяком случае, сильно снижается. Особенно это заметно по сослуживцам, которые уже долго занимаются работой по уходу за больными. Может быть, вам покажется странным, но, например, на кухне за едой, мы часто обсуждаем, как много пациенты «наделали» за сегодняшнюю ночь. И никому это не мешает.

Проявлять терпимость и выдержку ребята учатся не только, ухаживая за больными и престарелыми, но и, проживая совместно в общежитии. Когда 8 ранее незнакомых людей с разными характерами и привычками по воле обстоятельств вынуждены жить вместе, поневоле приходится идти на компромиссы.

Тило:

- Серьезных потасовок у нас пока не было. Но бывают моменты, когда напряжение нарастает: ну, например, когда в полвторого ночи кто-то врубает музыку. И это в то время, когда нужно спать, потому как завтра вставать в 5 утра. Но тогда - просто стучишь в дверь и говоришь – Люди! Имейте совесть! Это срабатывает, безо всяких проблем.

Тило - новенький. Он недавно приехал на службу и живет поэтому в самой маленькой комнате. Здесь у каждого есть своя отдельная «жилплощадь» - все восемь комнат небольшие, но все-таки чуть отличаются по размеру – распределяются они между «альтернативщиками» согласно иерархической лестнице: самый «старый» занимает самую большую комнату. В каждой стоит кровать, тумбочка и шкаф. Двери выходят в длинный коридор, такой, что на велосипеде можно кататься, как в старой советской коммуналке. Санузел общий, в ванной стоит стиральная машина, но чтобы ее запустить нужно бросить в специальную дырочку монетки. Звон монеток. Немцы народ экономный, и даже в армии отнюдь не всё предоставляется за государственный счет. Кухня общая, небольшая, но с двумя холодильниками. Здесь ребята собираются каждый вечер, болтают, курят, готовят что-нибудь, иногда пьют пиво, музыку слушают. Кстати, наше интервью тоже проходило на кухне. Было накурено, но уютно.

Штефан:

- У нас здесь есть одно единственное правило – нельзя мешать другим. А во всем остальном ты можешь вести себя так, как будто это - твоя собственная квартира. Мы можем приглашать к себе гостей, в том числе гостей женского пола. Мы можем шуметь до тех пор, пока это не мешает соседям. То есть, мы наслаждаемся здесь всеми теми свободами, которые у нас есть дома.

Таким образом, альтернативная служба не изолирует мужчин от женщин.

Армейская, впрочем, тоже. Хотя девушек в казармы водить не разрешается, но зато разрешается часто ночевать дома, если дом по соседству, иметь собственный автомобиль и на выходные ездить домой. Да, и пиво в казарме – в свободное время тоже не возбраняется. Но, об армейской службе в Германии вы узнаете подробнее из последующих передач. А в альтернативной армии, по словам Штефана, распорядок ничем не отличается от обычной жизни: встал с утра, сходил на работу, отслужил, вечером – свободен, как хочешь, так и живи, никакого дополнительного контроля. «Рота подъем», «рота отбой» - ничего этого нет. А если служба недалеко от дома, то и в общежитие можно не переселяться и жить у себя на квартире. А в конце месяца еще и зарплату дают. Йонас рассказывает:

- Мы не шикуем, впрочем, запросы наши не слишком велики. Нам оплачивают квартиру, воду, электричество. В нашу задачу входит только обеспечивать себе пропитание. А на еду, на одежду нам выдают по 500 – 600 евро в месяц. Кроме того, после трех месяцев службы нам выплачивают на 25 евро больше, а через полгода повышают еще на 25.

Тем, кто служит далеко от дома, государство дополнительно набавляет по 50 центов за каждый километр. Zivis – «альтернативщики» по-немецки, получают бесплатные билеты до дома и обратно, за городской транспорт им тоже платить не надо. Денег, действительно, вполне хватает на еду, на необходимую одежду, ну а кроме того, ребята могут позволить себе пару раз в месяц сходить в кино или на дискотеку. Даниэль рассказывает, как он научился обращаться с деньгами:

- Мы должны следить за тем, чтобы, грубо говоря, не голодать. Деньги мы получаем, надо только научиться правильно рассчитывать средства. То есть, когда идешь за покупками, нужно не сразу все скупать, а брать лишь самое необходимое. Мы учимся быть более организованными, экономными, думаю, нам это и в дальнейшей жизни пригодится. Я вообще считаю, что альтернативная служба – полезная вещь. Ведь после школы у ребят нет четкого представления об обществе, о действительности. А служба облегчает переход к самостоятельности: за один год ты входишь в реальную жизнь.

На счет реальной жизни – тут можно и поспорить. Работа, конечно, тяжелая, да и человеческие отношения, порой, не простые. Однако ребята живут на всем готовом и не должны заботиться о дне грядущем. Вот что говорит Штефан:

- Я боюсь того момента, когда служба закончиться. Тогда мне самому придется искать себе жилье и прочее. А сейчас все так гладко и хорошо, и я рад, что это будет продолжаться еще несколько месяцев.

Йонас же считает, что армейский опыт будет ему подспорьем в дальнейшей жизни:

- Я могу себе представить, что я буду подрабатывать медбратом, когда стану студентом. Но вот заниматься этим на протяжении всей жизни – нет, я думаю, что я бы не смог.

В конце нашей беседы с «альтернативщиками» у нас развернулись бурные дебаты на тему: нужна ли вообще альтернативная гражданская служба, а если нужна – то кому. Ребята так разошлись, что я только успевала передавать микрофон от одного к другому. Вот как решили судьбу АГС Петрик, 18-летний слесарь при больнице, Михаэль, самый младший из ребят, и красавчик Пауль. И так Петрик:

- Для того, кто не знает, чем ему заняться после школы, альтернативная служба имеет смысл. Но я, например, знаю, чего хочу – идти в университет. А я должен служить, потому что должен, хотя у меня нет абсолютно никакого желания. Сейчас я, конечно, привык и приспособился, но вообще-то альтернативная служба мне абсолютно не нравится.

Михаэль:

- А по моему мнению, вместо военной службы нужно ввести профессиональную армию, а АГС сделать обязательной для всех молодых людей. И для женщин тоже. Я думаю, что многим девушкам это понравится, они даже будут этим временем наслаждаться.

Пауль:

- Я тоже считаю, что альтернативную гражданскую службу нужно сделать обязательной. Такой опыт никому не помешает, а кроме того, это закаляет характер. И конечно целесообразно, если женщины тоже будут служить.

А ты своей девушке это предлагал?

- Моей девушке? – нет, у меня на данный момент нет девушки!