1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Алжир: военные против исламистов

Ситуация в Алжире – если не принимать во внимание катастрофическое землетрясение – во многом схожа с тем, что мы видим в Чечне. Захваты заложников, экспансия ислама, коррупция, преступления военных, рвущихся к власти.

default

В Алжире все женщины в семье полностью подчиняются мужчине.

Несколько месяцев западный мир пытается понять, кто захватил иностранцев, путешествовавших по Сахаре. Освобождение первой группы ничего не прояснило - кто их освободил, кто захватил и зачем, где остальные пленники - всё это в тумане и даёт пищу для самых противоречивых предположений. Есть основания предполагать, что туристы оказались в плену у исламистской группировки GSPC, которая возникла в начале 1990-х годов и, вероятно, связана с "аль Каидой".

Протистояние военных и фундаменталистов

Abdelaziz Bouteflika

Президент страны Абдельазиз Бутефлика

Многие эксперты считают, что похищения туристов организованы алжирскими военными, которые хотят ослабить президента Бутефлику, попытавшегося отправить в отставку группу генералов, контролирующих власть в стране и постоянно стремящихся доказать, что только благодаря им Алжир ещё не попал в руки террористов, контрабандистов, мафиозных структур и исламистов-экстремистов.

"Хаос, произвол и насилие правят Алжиром с 11 января 1992 года, когда в стране был совершён военный переворот. Так военные прореагировали на результаты первых свободных парламентских выборов - тогда стало ясно, что победу одержали фундаменталисты. По данным правозащитной организации Algeria-Watch, за минувшие годы 200 тысяч человек погибли, десятки тысяч были подвергнуты пыткам, около 10 тысяч алжирцев исчезли. Только в прошлом году убито более 1,5 тысяч человек," - рассказывает журналист Хихем Абуд, в прошлом сотрудник спецслужб, написавший книгу "Мафия генералов" .

Власти уже 10 лет уверяют, что война между фундаменталистами и армией на исходе. В городах, действительно, стало спокойнее, но в сельской местности резня - явление повседневное. Недавно сообщалось, что в 300 км от столицы военные уничтожили 20 человек, причисленных к салафистской группировке GSPC.

Политика "гражданского единения" - прощение для террористов

Наиболее объективную картину происходящего в стране даёт ежедневная газета Liberté. Она была создана в 1988 году, когда после массовых беспорядков начался процесс демократизации и начали готовиться к первым свободным парламентским выборам. Но их результат - победа фундаменталистов - не понравился военным и демократизации пришёл конец. В редакции газеты висят портреты четырёх её сотрудников, ставших жертвами противостояния военных и исламистов.

В 1999 году, став президентом Алжира, Абдельазиз Бутефлика начал проводить политику "гражданского единения". Первым шагом стала амнистия фундаменталистам, за которыми не числится кровавых преступлений. Это принесло Бутефлике симпатии населения, народу понравилось уже то, что он получил президента, который говорит. До того президенты никогда с народом не общались, ничего ему не обещали. Бутефлика же рисовал будущее в радужных тонах, предлагал реформы, будил надежды. Поэтому народ активно участвовал в выборах и проголосовал за "гражданское единение".

Wahlen in Algerien

Выборы в Алжире

Однако вскоре народ охладел к своему президенту. Как объясняет Хасан Моали, журналист газеты Liberté, "с одной стороны, гражданское единение - это своего рода прощение для террористов. Многие воспринимают это как несправедливость, поскольку амнистия распространяется на преступников. С другой стороны, президент уверяет мировое сообщество, что продолжает бороться с исламистами и террористами".

Военные создают себе имидж сторонников мира

Эксперты считают, что генералы, которых многие обвиняют в организации терактов и резни пытаются, прикрываясь Бутефликой и его "гражданским единением", обелить себя, создать себе имидж сторонников мира. В начале мая президент сменил уже пятого премьер-министра за 4 года. Нынешнего он расценил как опасного соперника. Есть основание ожидать, что бывший шеф госбезопасности, назначенный сейчас премьер-министром, уже в будущем году сменит Бутефлику на посту президента.

Генералы, явно, делают сейчас ставку на тех, кто правил страной прежде - к власти возвращаются политические силы, руководившие Алжиром до того, как там в конце 1980-х начался процесс демократизации и обновления. Население от этого явно не в восторге - народ не уверен, что его положение способна улучшить партия - наследница Фронта национального освобождения, который правил полвека.

До реформ дело не дошло

Бутефлика обещал в 1999 году провести реформы системы образования и тюремную, модернизация закона о семье. Практически ничто не было сделано. Сейчас, как и прежде, мужчина является единоличным властителем. Дочери, сёстры, жёны - все подчиняются ему.

"Женщина не может выходить замуж без согласия отца или старшего брата. Муж может взять себе вторую жену. В случае развода у мужа остаётся жильё, а жена должна вместе с кучей детей идти на улицу. Поэтому в Алжире так много нищих женщин с детьми-попрошайками. Из стыда они закрывают лица платками или чадрой", - говорит журналистка Замиа Локмэ.

Половина населения Алжира живёт ниже уровня бедности. Вновь распространяются болезни, о которых было стали забывать: тиф, холера, туберкулёз. Назревает экологическая катастрофа, как следствие применение напалма. А уж о социальных проблемах и говорить нечего: проституция, наркомания, детский труд.

Землетрясение, унёсшее на днях жизни тысяч людей, усугубило все проблемы Алжира и практически создало в стране абсолютно новую ситуацию, в которой военные получают полную свободу действий.

Контекст