1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Алесь Беляцкий: Я вернулся в мир ограничений

Досрочно освобожденный из белорусской колонии вице-президент Международной федерации прав человека (FIDH) Алесь Беляцкий изложил DW свой взгляд на ситуацию в Беларуси.

Досрочно освобожденный из исправительной колонии глава белорусского правозащитного центра "Весна", вице-президент Международной федерации прав человека (FIDH) Алесь Беляцкий рассказал DW о том, как им воспринимается окружающее в первые дни на свободе.

24 ноября 2011 года правозащитник был приговорен к 4,5 годам заключения с конфискацией имущества по обвинению в неуплате налогов в особо крупном размере со счетов, размещенных за рубежом. Власти сочли деньги, предназначенные для помощи репрессированным в Беларуси, личным доходом Беляцкого.

Алесь Беляцкий

Алесь Беляцкий

После суда он отбывал наказание в исправительной колонии города Бобруйска, где работал упаковщиком швейных изделий. Организация Amnesty International признала его узником совести. Алесь Беляцкий является лауреатом многих престижных международных премий и трижды выдвигался претендентом на Нобелевскую премию мира.

DW: Какой показалась вам действительность после 1050 дней заключения?

Алесь Беляцкий: Мир предстал пестрым, цветным, потому что там, в колонии, все ходят в черном. Ощущения сложные. Я только пятый день на свободе после иной ситуации, когда ты все время находишься под контролем, когда весь твой день регламентирован порядком внутреннего содержания и проходит в условиях полной изоляции. За контакты со мной применялись строгие меры. Это была другая жизнь, и теперь я хочу вспомнить, что такое мобильный телефон и компьютер, которых в ней не было, и вернуться к нормальному рабочему ритму.

Если же сравнивать белорусскую общественно-политическую ситуацию перед моим арестом и сейчас, то, к сожалению, мало что изменилось. Практически Беларусь как была страной подавления гражданской и общественной инициативы, так и осталась. У меня нет ощущения, что вышел на свободу, потому что я возвратился в круг серьезных ограничений. Получается, что цель нашей правозащитной организации "Весна" пока еще не достигнута, и радоваться особо нечему.

- Насколько вы осведомлены о том, что происходит в стране и в мире?

- У меня была возможность выписывать демократические газеты, которые выходят в Беларуси – "Народную волю", "Белорусы и рынок", "Нашу ниву". Выписывал я и государственные газеты, чтобы сравнивать ситуацию. Получал письма от друзей, почти все доходили. Это давало возможность понимать происходящее в стране и в соседней Украине. Там сейчас наиболее острые события, которые отражаются и на ситуации в Беларуси.

- Вам несколько раз предлагали написать прошение о помиловании. Почему вы отказались?

- Еще на суде я заявлял о своей невиновности. Нам тогда удалось доказать, и это было признано международными организациями, что предъявленные мне обвинения необоснованы, и что моя изоляция имела политический контекст. Изолировав меня, власти хотели посеять страх в среде гражданских активистов и парализовать правозащитное движение в Беларуси.

- Амнистия, которая был объявлена в Беларуси, не распространяется на злостных нарушителей режима колонии, к которым вас причисляли. С чем вы связываете причины своего внезапного освобождения?

- Мне известны усилия, которые принимал Евросоюз для освобождения белорусских политзаключенных. И я понимаю, что мое освобождение – это результат четкой позиции ЕС и США, которые неоднократно заявляли белорусским властям, что для развития нормального диалога все политзаключенные должны быть на свободе. И хотя процесс переговоров шел со скрипом, все же настал момент, когда Минск припекло, и пришлось принимать решение об освобождении и подавать сигнал о готовности нормализовать ситуацию.

Но за решеткой еще 7 политзаключенных, и мне кажется, что требование свободы для них не должно сходить с повестки дня. Только после разрешения этого вопроса есть смысл разговаривать с властями о делах в экономике. Иначе я не вижу перспективы улучшения положения дел с правами человека и с демократическими свободами.

- После российской аннексии Крыма перед Беларусью встала реальная угроза потери независимости. В то же время страна объединяется в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) с Россией, в которой более 80 процентов населения поддерживают политику Путина в отношении Украины. Как вы оцениваете союз государств, в которых действует репрессивная власть, а оппозиция загнана в маргиналы?

- Я скептически отношусь к объединению, автоматически отрывающему Беларусь от общеевропейских процессов. Для белорусских правозащитников предпочтительнее критерии Евросоюза, а не ЕАЭС. Авторитарная Беларусь, скатывающаяся в авторитаризм Россия и Казахстан с очень ограниченными демократическими свободами образуют экономический союз, в котором будет царить особый политический дух.

Мы видим, как режимы учатся один у другого управлять обществом и ограничивать права человека. Но все же будем стараться, чтобы Беларусь не пошла по пути уничтожения своей самобытности и государственности, и надеемся, что белорусское общество все же будет развиваться, ориентируясь на европейские демократические ценности.

- Чем вы планируете заниматься?

- Несмотря на бодрые нотки, которые слышатся в моем голосе, мне нужен какой-то период, чтобы адаптироваться. Нужно время, чтобы привести себя в порядок, и внутренне, и внешне, чтобы провести медицинское обследование и отойти от атмосферы напряженности, которая преследовала меня эти три года.

Заниматься планирую тем же, чем и раньше – продвижением идей демократии. Наша "Весна" всегда открыто работала с белорусским обществом и открыто призывала власти к изменениям. У нас еще много работы с учетом всех внутренних и внешних проблем страны, и с тем, как понимают ситуацию власти. Нам ничего не остается делать, как продолжать защищать права человека в Беларуси.