1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Алексей Малашенко: "В России партии - это конторы"

В интервью Deutsche Welle член научного совета Московского центра Карнеги, заявил, что вертикаль власти, держащаяся на личных отношениях Путина и Медведева, может сломаться в любой момент.

default

Алексей Малашенко

По мнению известного российского эксперта профессора Алексея Малашенко, самая надежная вертикаль власти - та, которая избирается обществом.

Deutsche Welle: Алексей Всеволодович, появилась информация, что Владимир Путин и Дмитрий Медведев всерьез озаботились созданием в стране двухпартийной системы. Причем президент и премьер поделили между собой обязанности: первый готовит к новой роли "Справедливую Россию", а второй - "Единую". В Кремле взяли на вооружение американскую двухпартийную модель?

Алексей Малашенко: Все, конечно же, проще. Они хотят не американскую модель. Они хотят сохранить реальную власть сегодняшней элиты. Причем сделать ее более устойчивой, более удобной. И еще было бы идеально, если бы эту систему не критиковали на Западе: чтобы она хотя бы отдаленно напоминала, по чисто формальным признакам, какую-то демократию.

- Партии власти претерпевают как-либо изменения после президентских выборов и после того, как Владимир Путин встал во главе "Единой России"?

- "Единая Россия" - это же не партия, а клуб любителей Путина. Я не знаю, станет ли "Справедливая Россия" клубом любителей Медведева. Люди в этих партиях, в общем-то, не пользуются никакой популярностью. Это даже не КПСС, которую хотя бы боялись. К "Единой России" вообще относятся с таким, я бы даже сказал, презрением. Ведь все эти так называемые партии контролируются несколькими людьми, и практически не отражают ничье мнение. Это не партии, это конторы.

Но тем не менее две партии в стране - это не одна. И никто не может предсказать, как будут складываться отношения между теми, кто за ними стоит. Мало ли какие мощные компании, как то "Газпром" или "Роснефть", будут поддерживать ту или иную структуру.

То есть в перспективе это создает возможность в ближайшее время как минимум похлопать по плечу соперника, и сказать: "Друг, ты не прав". Это начало какого-то диалога, какой-то дискуссии.

- К чему это может привести впоследствии?

- Самый оптимальный вариант - это расцвет демократии. Наконец-то у Путина может быть одно мнение, у Медведева другое. Но может это привести и к конфронтации и выяснению отношений: кто главный, кто кому подарил партию и кто кому сколько должен. Тогда эти зачатки для выражения разных мнений могут просто исчезнуть.

- Что сейчас происходит с вертикалью власти? До выборов говорили, что Владимир Путин очень рискует, передавая власть Дмитрию Медведеву, что люди начнут растаскивать по кускам властные ресурсы. Но оказалось, что по сути та подковерная борьба за ресурсы влияния, которая велась при Путине, таким же образом ведется и сегодня. Кардинально ничего не изменилось...

- Когда мы говорим о вертикали власти, как об объективном понятии, это нечто крайне устойчивое, и крайне сильное. И сама по себе эта вертикаль власти, которая ассоциируется с государством, не ломается - какая бы партия к власти ни пришла, и какие бы подковерные интриги ни велись.

А что такое наша российская вертикаль власти? Это некий договор внутри определенной группы людей (даже нельзя сказать, что элиты), которые поделили собственность и поделили власть. С виду он очень прочен и устойчив, но держится он на личных отношениях, на характерах.

Но как только эти отношения испортятся, начнутся выяснения, у кого больше акций "Газпрома", у кого меньше, так это все и посыплется. Ведь вся вертикаль власти основывается на людях, на конкретных местах и креслах. И выстраивать отношения с этой вертикалью власти в такой большой стране, как наша, очень сложно. Ведь если вдруг все эти элиты, все эти губернаторы заартачатся, а там есть такие люди и интересы, то вертикаль власти может сломаться.

Потому что вечно ее держать ОМОНом, кулаком, запугиванием и игрой, когда неугодного мэра сажают, а неугодного губернатора отстраняют, невозможно. Самая надежная вертикаль власти получается тогда, когда она избирается.

- Кремлевские политтехнологи все чаще говорят, что сегодняшнее телевидение не соответствует либеральному образу Дмитрия Медведева, что госканалы даже подставляют российского президента своей советской формой подачи новостей. Можно ожидать перемен на российском телевидении?

- Понимаете, кремлевские политтехнологи почувствовали, что надо что-то менять, что нужен срочно кислород, иначе мы все задохнемся. Они понимают, что перемены неизбежны, но как эти перемены оседлать, как создать это альтернативное мнение, они не знают. Хотя в действительности это делается за полчаса, это делается в течение одного телефонного звонка.

- Расскажите - как?

- Звонят на все телеканалы и говорят, что с завтрашнего дня начинается прямой эфир, и вы можете приглашать кого угодно.

Беседовал Владимир Сергеев

Контекст

Также по теме