1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Алексей Макаркин: Власти испугались выхода Касьянова на массовые СМИ

Заместитель генерального директора Центра политических технологий анализирует причины вывода оппозиционного кандидата из предвыборной гонки.

default

Алексей Макаркин

В интервью Deutsche Welle Алексей Макаркин, заместитель генерального директора Центра политических технологий, заявил, что Касьянова не пустили на выборы, чтобы не дать ему возможности появиться на федеральных телевизионных каналах.

Deutsche Welle: Алексей Владимирович, по последним данным " Левада-центра " Дмитрий Медведев имеет 82 процента поддержки у избирателей. Вы можете привести пример из европейской практики, когда политик за несколько месяцев поднимал свой рейтинг в 20 раз?

Алексей Макаркин : В Европе, конечно, таких случаев нет. Потому что там развитая демократическая публичная система, многопартийная система, реальная конкуренция. Там такое невозможно. В России такое было в 1999 году, когда наш нынешний президент из малоизвестного чиновника превратился в победителя на президентских выборах. Такого рода вещи возможны в переходных странах, где еще не устоялась партийная система, где политики слабы, где партийно-политическая система недостаточно легитимна, где население ориентируется на позицию руководства.

- Откуда у Медведева такой большой рейтинг?

- Здесь есть две причины. Первая - это то, что избиратели Путина перешли на сторону Медведева. Они просто ждали, когда назовут официального преемника. Второй момент - это дальнейшее ослабление оппозиции. Собственно говоря, это сокращение кандидатов в президенты.

Нет ни одного центристского кандидата, который мог бы отвлечь часть путинского большинства на себя. Даже страховочный кандидат не отбирает ни одного процента у победителя.

Страховочный кандидат - кандидат, который обеспечивает прохождение выборов в любом случае. У нас по закону положено, чтобы на выборах было не менее двух кандидатов. Если даже оппозиционные кандидаты возьмут и снимут свои кандидатуры, то все равно выборы проходят.

Страховочный кандидат - Богданов, избран таким образом, что центристский электорат за него голосовать не будет. За человека, который позиционирует себя как демократ, западник у нас не будет голосовать центристы. Получатся Зюганов - левая оппозиция, Жириновский - популизм, и Богданов - это страховочный кандидат.

- Чем Касьянов мешал такой картине?

- Изначально не вполне ожидалось, что Медведев так быстро нарастит рейтинг. Поэтому было сделано все, чтобы его продвинуть, чтобы помочь ему получить победу сразу же, в первом туре выборов. Если мы посмотрим декабрьские прогнозы, то там говорили, что Медведев может в первом туре и не победить. Думали, что, может, будет 60-65 процентов.

Но настолько высокий результат получился естественно. Если сделать фактически безальтернативные выборы, если из двух кандидатов которые критикуют власть, оба участвуют в выборах президента - один с 1990-го года, другой - с 1996 года, и от них уже устали. Тогда чего можно было ожидать?

К тому же Медведев раскручивается не с декабря. Он получил с конца 2005 года самую привлекательную, имиджево выигрышную часть нашей социальной сферы. Это и компьютеры в школах, и создание врачебных кабинетов в регионах, и помощь сельскому хозяйству.

- Но все-таки, почему мешал Касьянов, если у Медведева такой высокий рейтинг?

- На самом деле Касьянов не был конкурентом Медведеву. Но что такое президентские выборы? Это возможность выхода на электронные федеральные массовые СМИ. Это возможность выхода на телевидение, возможность представить свою программу. Как сейчас выглядит Михаил Михайлович на телевидении, известно - как человек очень сомнительный, связанный с Западом, с олигархами. А тут пришлось бы по закону ему представить эфирное время. То есть его побоялись пускать в эфир, пускать в регионы.

Был и еще один аргумент - что Запад будет недоволен, что для Запада эти выборы без Касьянова будут недостаточно легитимными. Но тут были и альтернативные аргументы. К примеру, такой: ну ладно мы Касьянова зарегистрируем, а Запад все равно будет критиковать выборы. Только он будет критиковать, почему Касьянову не дают столько же эфирного времени, сколько Медведеву. То есть все равно Запад не признает эти выборы полностью демократическими. Но разница в том, что в одном случае Касьянов с телеэфиром, а в другом - без. Поэтому аргумент о признании выборов легитимными был не решающим.

- Насколько в Кремле ориентируются на западное мнение на счет президентских выборов?

- Там считают, что Запад слишком сильно из-за Касьянова ругаться не будет. Запад доволен кандидатурой Медведева. Запад боялся какого-нибудь силовика или каких-то экстремальных сценариев вроде продления полномочий Путина или его третьего срока. Для Запада Медведев - это человек, с которым можно разговаривать, выстраивать отношения, который может воспринимать аргументы другой стороны. Он человек, который сформировался в период переходной экономики и в период демократизации.

Запад, конечно, выскажет свою принципиальную позицию, иначе он не может. Но эта принципиальная позиция будет всячески уравновешиваться знаками внимания к Медведеву. И в Кремле это тоже понимают.

- Для большинства населения и так ясно, кто будет президентом. Возникает технический вопрос - что будет с явкой на выборах?

- Явка, может быть, уменьшится по сравнению с президентскими выборами 2004 года. Но она будет близкой к прошедшим парламентским выборам. У нас плохо ходят на выборы региональные, муниципальные, а вот на президентские выборы ходить принято. Поэтому явка будет достаточно высокой. К тому же не надо забывать, что у нас вообще был отменен порог явки на выборах. Беседовал Сергей Морозов

Контекст