Александр Хуг: Стороны в Донбассе сократили расстояние между позициями | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 08.02.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Александр Хуг: Стороны в Донбассе сократили расстояние между позициями

Замглавы СММ ОБСЕ Александр Хуг в интервью DW возложил ответственность за усиление напряжения на Востоке Украины на обе стороны от линии соприкосновения в Донбассе.

Украинский солдат у пункта оказания гуманитарной помощи в Авдеевке

Украинский солдат у пункта оказания гуманитарной помощи в Авдеевке

Первый заместитель председателя специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ в Украине Александр Хуг в начале февраля побывал в Брюсселе. Своим видением ситуации в Донбассе он поделился с европейскими политиками и с корреспондентом DW. По словам Хуга, в 2017 году украинские военные и боевики в Донбассе не только не сократили количество обстрелов, но и переносили вперед свои позиции, что усиливает напряжение.

DW: Какова нынешняя ситуация в Донбассе?

Александр Хуг: Ситуация остается очень непредсказуемой и изменчивой. Ключевые причины насилия не были проработаны должным образом: отвод тяжелого вооружения, близость между позициями вооруженных формирований и вооруженных сил Украины, большое количество мин с обеих сторон от линии соприкосновения.

- Во время новогодних и рождественских праздников была определенная деэскалация...

- Действительно, приблизительно 23 декабря было существенное сокращение насилия: с тысячи нарушений режима прекращения огня до менее сотни (в сутки. - Ред.) И потом постепенно мы наблюдали увеличение до четырехзначных цифр. Сейчас есть дни, когда больше тысячи, в другие дни - меньше тысячи нарушений.

Александр Хуг

Александр Хуг

В прошлом году было четыре возобновления обязательств по соблюдению режима прекращения огня: на Пасху, в период сбора урожая, начало учебного года и в период зимних праздников. Каждый раз мы видели одно и то же: резкое сокращение насилия и потом постепенное его возрастание.

- А какие тенденции вы видите еще?

- В прошлом году миссия видела появление новых окопов, в особенности в более спокойные периоды. Стороны использовали это время не для разведения сил и отвода вооружений, а готовились к большему насилию: копая окопы, иногда перемещая позиции вперед и размещая тяжелое оружие там, где его не должно быть. В 2017 году мы видели более четырех тысяч единиц тяжелого вооружения там, где его не должно быть по минским соглашениям. Происходить должно другое: затишье должно использоваться сторонами для отвода вооружений и разведения позиций. И это должно происходить зеркальным образом.

- Что-то изменилось за прошедший год?

- В 2017 году изменилось расстояние между позициями сторон. Они сблизились, причем не только в одном месте. Каждый раз, когда стороны перемещают свои позиции ближе друг к другу, мы фиксируем увеличение напряжения, часто выливающееся в насилие. Кроме того, страдание гражданского населения, которое мы могли зафиксировать и подтвердить, было большим.

Количество жертв и пострадавших среди гражданских лиц в 2017 году достигло 478 человек: 86 были убиты, другие получили ранения; против 442 человек в 2016 году, из которых 88 погибли. Их может быть больше, это лишь те случаи, которые мы смогли подтвердить.

- Вот и спецпредставитель США по Украине Курт Волкер заявил, что уровень насилия в 2017 году был выше, чем в 2016-м

- За прошлый год мы зафиксировали более 401 тысячи нарушений режима прекращения огня. Это ошеломляющая цифра. Это должно измениться. И это возможно. В прошлом году мы четырежды видели: если стороны решают не стрелять, наступает относительная тишина.

Мы знаем, почему бои продолжаются. По названным мною в начале причинам, но и вследствие того, что есть решение продолжать боевые действия. Ведь для того, чтобы оружие стреляло, нужен кто-то, что решает сделать выстрел. То есть, это либо отсутствие дисциплины, либо кто-то получает приказ.

И тут я хочу особо отметить: ответный огонь также является нарушением режима прекращения огня, нарушением минских соглашений. Ведь в них четко говорится: оружие не должно применяться.

- Еще в 2014 году Украина и РФ создали Совместный центр по контролю и координации(СЦКК), в который входили военные обеих сторон. В декабре российские офицеры вышли из СЦКК. Последствия этого шага уже заметны?

- СЦКК имеет важную функцию - помогать в обеспечении имплементации соглашений, отмечу, не имплементировать соглашения. А вот остановить бои обязаны сами стороны. Все названные мной военно-технические меры (разведение сил, отвод оружия. - Ред.) должны проходить зеркально. Для этого нужна координация и содействие. СЦКК делала это в прошлом.

Мы же с нашим мандатом содействия диалогу всегда были в контакте со всеми с обеих сторон от линии соприкосновения и продолжаем поддерживать этот диалог. Так что мы предоставляем платформу, где эти меры можно реализовать. Конечно, такие механизмы, как СЦКК, полезны. Время покажет, каковы последствия выхода россиян из СЦКК.

- Верховная рада в январе приняла так называемый закон о реинтеграции Донбасса. Какие последствия для конфликта вы ожидаете, если документ вступит в силу?

- Сейчас рано делать предположения, что он будет означать на практике. Гражданское население возле линии соприкосновения и немного дальше от нее с обеих сторон на протяжении почти четырех лет несет на себе бремя этого конфликта. Права человека грубо нарушаются, а гуманитарная ситуация во многих местах ужасная. Нормальная жизнь больше не является нормальной. Главное, чтобы все украинцы, независимо от того, где они живут, могли вернуться к нормальной жизни.

- В этом году сепаратисты, контролирующие часть Донецкой области, запретили выезд с этих территорий некоторым категориям населения. Вы можете подтвердить, что запрет уже действует на практике?

- Мы приняли во внимание эту информацию, ведь она была в СМИ. Мы также говорили с гражданскими лицами, они высказывали беспокойство. Неизвестно пока, как такое ограничение будут реализовывать. Мы будет следить за развитием ситуации и сообщать конкретные факты. Свобода передвижения итак уже очень усложнена для гражданского населения.

Есть лишь пять пунктов пропуска через линию соприкосновения. Перед ними - невероятно длинные очереди, пересечение линии соприкосновения связано с серьезной опасностью. Вместо того, чтобы усложнять ситуацию, стороны должны открыть больше пунктов пропуска. Мирные жители говорят нам, что это не их конфликт, они его не хотят, они хотят его завершения - независимо от того, каких политических взглядов они придерживаются.

Беседовал Юрий Шейко
Смотрите также:

Смотреть видео 03:54
Now live
03:54 мин

Донбасс: жизнь у линии фронта

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме