1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Александр Федута: «Сейчас вступать в диалог не с кем»

Бывший начальник Главного управления общественно-политической информации Администрации президента о том, могли ли отношения белорусской власти и независимых журналистов сложиться иначе?

А . Федута : За годы правления Кебича и Шушкевича белорусская пресса привыкла к тому, что она может говорить все что хочет и не отвечать за это. В результате вот это ощущение абсолютной гласности и абсолютной безнаказанности привело к тому, что именно пресса сделала Александра Лукашенко президентом, а потом именно она поплатилась первой за свой идеализм.

Вы же помните, что первый главный редактор государственной газеты, который был снят, Игорь Осинский, он как раз больше всех государственных редакторов и сделал приход Александра Лукашенко к власти.

На ваш взгляд, могли бы отношения белорусской власти и прессы складываться иначе?

А . Федута : Убежден в том, что отношения могли складываться по-другому, если бы сначала пресса была бы несколько более терпимой к действующему в тот момент главе государства, молодому главе государства. Но пресса, уставшая от многих лет давления властного, и настолько так сказать усвоила уроки горбачевские, что она свободна, она может делать то, что ей заблагорассудится, что с первых же дней стала фактически главным и единственным оппонентом президента. Рано или поздно он должен был с ней расправиться. И он расправился. Это было неизбежно. Я могу сказать, основные моменты, когда он мог рассчитывать на поддержку, и он ее не получал. Он мог рассчитывать на поддержку после своей первой белорусской речи, произнесенной на белорусском языке в День независимости в 1994 году. Это был ярко выраженный посыл к белорусской интеллигенции, к национально ориентированной интеллигенции и к журналистам. Взамен он получил смех газет, как его критиковали за предложенную фактически новую концепцию истории. Некоторые просто потоптались на его действительно не самом лучшем белорусском языке. Он мог рассчитывать на то, что, по крайней мере, будет определенный уровень вежливости во взаимоотношениях и отношениях к президенту, как главе государства. Взамен он получил «Луку Мудищева в президенты». Это было грубо. Началось то, что началось, началась борьба. Вот это вот борьба была спровоцирована на самом деле обеими сторонами. Понятно, что публикации под названием там «доярка из совхоза Беларусь» не могли предотвратить его прихода к власти, но навсегда наложили отпечаток на его отношения к журналистам.

Можно ли выйти из этой борьбы и начать диалог между независимой прессой и властью?

А . Федута : Я убежден, что сейчас вступать в диалог не с кем. По крайней мере для власти.