1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Александр Козулин: "2007 год станет годом начала пробуждения Беларуси"

Такие слова экс-кандидат в президенты Беларуси хотел написать в поздравительных открытках. Но тюремная цензура воспротивилась. Подробности "Немецкой волне" сообщила супруга политзаключенного Ирина Козулина.

default

Ирина, насколько Вашему мужу, вышедшему после 53-дневной голодовки, необходима госпитализация, и почему он от нее отказывается?

И. Козулина: Я считаю, что госпитализация ему необходима, потому что там совсем такое благополучие, как он мне рассказывает. У него отеки. Но Александр хочет сам выйти из голодовки и отказывается от госпитализации по следующим причинам. Он говорит, что перемещение из исправительной колонии «Витьба-3», что в Витебской области, в тюремную больницу в Минск предполагает очень много дискомфорта. Собирается этап, потом этот этап везут поездом, в очень тяжелых условиях, потом 2 недели карантина, во время которого Александру невозможно будет получать ту пищу, которая ему нужна для выхода из голодовки. И поэтому он считает, что в привычных условиях, которые у него есть сейчас в колонии «Витьба», он благополучнее и эффективнее сможет справиться с выходом голодовки.

Разрешают ли Вам передавать Александру Козулину те продукты, с помощью которых он выходит из голодовки, или ему колония подбирает продукты?

И. Козулина: Дело в том, что мне разрешают передавать больше тех положенных 30 кг, которые передаются другим заключенным раз в 3 месяца. У меня не взвешивают сейчас продукты. Это связано с тем, что для приготовления соков я передаю ему много овощей – морковку, свеклу. Сами понимаете, что продукт весит много, а сока получается мало. И, слава Богу, что вес моих передач сейчас не контролируют.


У меня есть сложности с молочно-кислыми продуктами. Муж очень просит передавать и магазинные, и деревенские продукты. Неподалеку в деревне есть коза, он уже пил ее молоко, и сейчас тоже просит козьего молока. Ему кажется, что это молоко ему помогло бы восстановиться.


Но, к сожалению, вчера я очень долго билась там, в колонии, они взяли у меня пару бутылок молока, но дойдут ли они до Александра ?.. Но я понимаю, что Александр за время такой длительной голодовки уж точно научился чувствовать себя, понимать свой организм, и поэтому ему нужно передавать то, что он просит.

Некоторые сложности есть, потому что администрация колонии, естественно, тоже страхуется от непредвиденных последствий. Они требуют всякие разрешения: из санэпидстанции и т.д. Для меня это сложно. Они страхуются, а я максимально хочу передать мужу то, что он просит.

Решился ли вопрос со свиданием Вашего мужа с послом ФРГ?

И. Козулина: Не могу сказать точно. Знаю, что раньше посол Германии подавал три просьбы, и ему было отказано. На каком этапе вопрос находится сейчас, я не знаю, но я знаю точно, что г-н Хеккер будет добиваться встречи с Александром Владиславовичем. И я знаю, что мой муж постоянно пишет и в письмах, и передает через адвоката, что хочет встретиться с послом Германии.

А что за история случилась с рождественскими поздравлениями?

И. Козулина: Муж заблаговременно прислал мне в письме просьбу, чтобы я переслала ему 200 открыток, и чтобы в открытках были вкладыши с напечатанным поздравлением и свободное место, где он от себя что-то мог еще вписать. Я набрала этот текст, сделала 200 вкладышей на русском и белорусском языке и послала в колонию. Мне потом муж сообщает, что открытки передали, а вкладыши нет. Якобы руководство колонии усмотрело призыв против существующего строя.

Я могу зачитать первоначальный текст:

«Поздравляю с наступающим Новым годом и светлым праздником Рождества Христова. Уверен, что 2007 год станет годом начала пробуждения Беларуси и избавления ее от ига тьмы и насилия. Желаю вам добра и благополучия, несгибаемой уверенности и веры в светлую звезду родной Беларуси. Мы победим. С искренней признательностью ваш Александр Козулин».

На свой страх и риск еще раз отредактировала текст, убрала «избавление от ига тьмы и насилия» и убрала «мы победим», но у меня опять не приняли эти вкладыши. У меня спросили: «Что это такое написано про пробуждение Беларуси? Мы что, спим? Мы работаем!». В общем, так и не передали. И как Александр сможет послать открытки, я не знаю, потому что уже времени нет.