1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Александр Брод: Интернет превратился в платформу для экстремистов

По мнению правозащитника Александра Брода, сегодня необходимо предпринимать срочные меры против распространения экстремизма в интернете. Однако нельзя превращать законодательство в механизм борьбы с неугодными СМИ.

Александр Брод

В интервью Deutsche Welle директор Московского бюро по правам человека Александр Брод заявил, что число нападений на почве этнической ненависти в России ежегодно возрастает на 15 процентов. России срочно нужна федеральная программа по воспитанию толерантности и профилактике экстремизма

Deutsche Welle: Накануне дня рождения Гитлера интернет был буквально наводнен предупреждениями о том, что скинхеды и экстремисты готовятся к массовым акциям и нападениям на приезжих и иностранцев. Более того, в интернете опять появились " расстрельные списки" так называемых "врагов националистов ", среди которых есть и ваша фамилия

Александр Брод : На самом деле подобные списки появились еще в конце 80-х - начале 90-х годов. Тогда они распространялись в радикальных газетах, этим занималось "Русское национальное единство" и другие радикальные организации, но они не имели такого массового распространения, как сейчас.

Списки нового характера появились после убийства ученого и антифашиста Николая Гиренко. Тогда лидер Национал-державной партии Александр Севастьянов призвал к продолжению подобной деятельности. Сейчас в интернете на радикальных сайтах, на форумах есть несколько подобных списков, в них есть и высшие должностные лица России, и писатели, и журналисты, и общественники, которые занимаются антифашистской работой.

В этих списках была и Анна Политковская, и после ее убийства в среде радикальных националистов была радость по этому поводу. Прокуратура никак не реагирует на эти списки. Мы пытались обратиться туда несколько раз, в том числе и некоторые известные люди, состоящие в этих списках, например, Светлана Ганнушкина, Алла Гербер, Людмила Алексеева. Однако никакой реакции не последовало, и списки продолжают висеть в интернете.

- Известно, что интернет является площадкой для общения экстремистов и националистов , местом, где они распространяют свои идеи. Как следует бороться с этим явлением в сети ?

- Интернет, безусловно, нуждается в правовом регулировании. Не должно быть ни одной сферы, свободной от законодательства. Есть опыт зарубежных стран, есть европейская конвенция по борьбе с киберпреступностью, к которой Россия присоединилась несколько лет назад, но пока еще не ратифицировала ее.

Я не согласен с Советом Федерации, который предлагает регистрировать все интернет-сайты как средства массовой информации. Мне ближе позиция, которая была высказана в Общественной палате на недавнем круглом столе о том, что система регистрации может быть добровольной, может быть уведомительной, упрощенной.

В то же время необходимо чтобы наше действующее законодательство пополнилось статьями относительно распространения экстремизма в интернете. Это очень сложные вопросы. Мы не должны забывать о таких понятиях, как свобода слова, не должны превращать законодательство в механизм борьбы с оппозиционными журналистами и правозащитниками, чтобы не пострадали сайты такого характера.

Безусловно, должна быть общественная дискуссия, эксперты, правозащитники, представители государственной власти должны обсуждать этот вопрос и выйти к каким-то законопроектам.

- Сколько сейчас насчитывается скинхедов и активистов радикальных организаций, и какова статистика нападений ? Сколько человек погибло за последнее время, начиная с 2008 года?

- Конечно, не может быть точных данных по количеству радикалов. Есть статистика правоохранительных органов, есть статистика экспертного сообщества, но единства в этих данных нет. МВД говорит о 35 тысячах радикалов, в то же время четыре года назад вышла книга "Молодежный экстремизм в России", в предисловии к которой начальник международного управления Генпрокуратуры приводит данные: 141 экстремистская молодежная группировка общей численностью до полумиллиона человек.

Правозащитники и эксперты называют цифры порядка 50-70 тысяч скинхедов, основываясь на изучении радикальных националистических сайтов. В то же время есть такие радикалы, которые сочувствуют идеологии, но не участвуют в активных действиях, самих актах насилия.

Но, безусловно, характер нападений, статистика преступлений растет ежегодно на 15 процентов. Уже сейчас, за неполных четыре месяца насчитывается более 60 убийств на почве этнической ненависти. Среди пострадавших и казахи, и киргизы, и азербайджанцы, и грузины, представители студенчества родом из африканских стран.

И уже только этот вал преступлений говорит о том, что радикалов не единицы. Поэтому я думаю, что представители правоохранительных органов не должны, как прокурор Москвы Семин, болезненно относиться к цифрам, которые озвучивают эксперты, не нужно придираться к словам, нужно признать наличие проблемы и реагировать с помощью адекватного применения законодательства, возбуждать уголовные дела.

- Как нужно бороться с ксенофобией?

- Необходимо создать массовую систему профилактики преступлений, насилия, агрессии в обществе. По-прежнему у нас нет федеральной программы по воспитанию толерантности и профилактике экстремизма. На мой взгляд, очень пассивны в этом вопросе министерство культуры, министерство образования, министерство регионального развития. Не озвучил свою позицию по этому вопросу новый комитет по делам молодежи.

Одними обвинительными приговорами эту проблему не решить. Нужна система массового просвещения, преодоление бедности, бездуховности, развитие грамотной молодежи, молодежной политики, миграционной политики. Необходимо создание государственного органа по координации усилий общества и власти по преодолению ксенофобии. Только такими общими усилиями можно преодолеть проблему.

Беседовал Владимир Сергеев

архив

Контекст

интервью