1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

"Акция искупления и служба миру”

Интервью с Михаилом Трейстером, председателем Общественного Объединения Евреев – бывших узников гетто и нацистских концлагерей.

default

Снимок из архива

Беларусь не только была советской республикой, наиболее пострадавшей во время Второй мировой войны. Она и была той частью СССР, где жило больше всего евреев, численность которых во многих городах превышала 50 процентов жителей. Всего их было около 800.000. После нацистского геноцида их численность была сведена до нескольких тысяч. Один из этих людей – Михаил Трейстер, председатель Общественного Объединения Евреев – бывших узников гетто и нацистских концлагерей. Якуб Хут встретил Трейстера на 50-тилетии немецкой волонтерской организации “Акция искупления и служба миру”, чьи волонтеры тоже работают в организации Трейстера.

DW -RADIO : Вам было всего 14 лет, когда началась война. Как вы выжили в такое время?

Михаил Трейстер: Я был в гетто два года, после этого короткое время в концлагере СС. Оттуда я сбежал и оказался в партизанском отряде. С июля 1943 года по июль 1944 года я был партизаном.

DW -RADIO : И что стало с вашими родными?

Михаил Трейстер: Нам повезло. По заданию отряда я вернулся в гетто, и мне удалось вывести оттуда 30 человек, в том числе мать и сестру. Половина из них погибли в дороге, но мать с сестрой остались среди тех, кто дошел до партизан. Брат был на фронте – тоже вернулся живым. То есть, наша семья была из тех, которые пережили войну. Это очень редкий случай.

DW -RADIO : А для Вас не странно приехать на родину тех, кто пытался уничтожить Вас и вашу семью?

Михаил Трейстер: В первый раз в Германию я приехал еще во времена ГДР. Тогда ГДР считалась одной из республик Советского Союза (смеется). Пообщавшись с восточными немцами, я понял, что они такие же люди, как и мы. Тем более, что это новое поколение, которое не несет ответственность за преступления отцов и дедов.

DW -RADIO : Но вы ведь не просто были жертвой – вы воевали с немцами, смотрели врагу в глаза. И сегодня можете внуков врага считать обычными людьми?

Михаил Трейстер: Это я понимал умом. А что касается сердца, то у меня не было какого-то отторжения. Не потому, что я их полюбил сразу. Просто я понимал, что они попали в такую же переделку, как в свое время жители Советского Союза попали в сталинские репрессии.

DW -RADIO : Немцы сами признают свою коллективную вину. Как Вам кажется: это клеймо немецкий народ будет вечно носить или немцы смогут избавиться от своих грехов?

Михаил Трейстер: Я думаю, что этот процесс не будет бесконечным. Он рано или поздно завершится. Так же, как и сегодня никто не испытывает вражды к французам за 1812 год. Когда наше затронутое войной поколение уйдет, тогда все это приобретет несколько более мягкий оттенок.

DW -RADIO : Значит, волонтеры когда-нибудь будут не нужны в Беларуси?

Михаил Трейстер: Мне кажется, что эта “Акция искупления” в большей степени необходима тому, кто стремится очистить свою совесть, свою вину в историческом плане, чем тем, кому они помогают. Это нужно больше им, чем нам, даже если мы живем не очень блестяще. В биологии это называется симбиозом.