1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Актер Геннадий Венгеров и особенности национального сериала

Умер замечательный российский и немецкий актер Геннадий Венгеров, очень близкий редакции DW человек. Вот одно из интервью с ним. Мы не стали менять настоящее время на прошедшее: Гена по-прежнему с нами.

Геннадий Венгеров – не просто замечательный актер. Это тот редкий случай, когда артисту, уехавшему в свое время за рубеж, в данном случае – в Германию, удалось добиться успеха и за пределами родины. При этом он продолжает активно работать и в России. В немецкий кинопрокат сейчас вышел фильм "Вы уволены" ("Schlussmacher") с его участием, который очень хорошо принимает публика.

Deutsche Welle: Вы активно снимаетесь как в российских телесериалах, так и в немецких. Каковы особенности, так сказать, "национального телепроизводства" в России и в Германии?

Геннадий Венгеров: Сам процесс производства похож, а публика и темы – разные. Мне кажется, то, что интересует немцев, будет совершенно не понятно в России. И наоборот. Представьте себе такое "совмещение миров": в Германии выходит сериал о корреспондентке какого-нибудь серьезного немецкого журнала, живущей и работающей в Москве. Но и в России, и в Германии есть стереотипы. Согласно немецким стереотипам, чем должна заниматься немецкая корреспондентка в Москве? Она должна, к примеру, выяснять, кто убил Политковскую. Вы можете себе это представить на российском телеэкране сегодня?

Хотя вот вам одна безобидная тема: немецкие и российские военно-морские силы совместно борются с сомалийскими пиратами. Вот что могло бы быть политически корректно и для той, и для другой стороны!

Геннадий Венгеров

- На российском экране ваши роли более разнообразно окрашены, в то время как в Германии вы, как правило, играете персонажей отрицательных: тех людей, за которыми гоняется местная полиция. Не обидно?

- На глобальный образ "русского" в немецких СМИ и в немецком обществе я повлиять не могу. Он складывается из того, что есть. Конечно, многое раздувается, поскольку функционируют определенные медийные законы. Когда я приехал в Германию, темы бандитов еще не было. "Русский", некий такой собирательный образ, в то время воспринимался как политический беженец, как диссидент. Но это быстро прошло.

В 1993 году в Германии снимался сериал "Следователь" ("Der Fahnder"), и я получил там роль. Я взял в руки сценарий и… выпал в осадок! Я ни до того момента, ни, пожалуй, после него не встречал роль, где обслуживалось бы столько стереотипов, столько штампов о "русском".

Там был описан нелегальный рабочий, который для того, чтобы вернуться на родину, берет в заложники полицейского. Этот "русский" глушит водку, говорит громко и грубо… Я был в ужасе! Но тогда ролями швыряться я позволить себе не мог, согласился и начал работать. И это – одна из моих лучших ролей. Потому что мне удалось за этим штампованным текстом показать живого человека, с его болью, с его "тараканами". Мое дело – разглядеть человека и показать его судьбу.

- Получается, что все русскоговорящие, живущие в Германии, - бандиты?

- На телевидении все живет по своим субъективным законам: русские "должны быть" бандитами, итальянцы – прикольными, американцы – наглыми, японцы – вежливыми, поляки – вороватыми… Тема "русской мафии" раздута. Но это не потому, что в Германии негативно относятся к России.

Мне думается, отношение среднестатистического немца к русским – равнодушно-благожелательное. А на телевидении действуют свои законы. Криминальные темы заполняют чуть ли не половину экранного времени. И на этом фоне сложился крепкий и беспроигрышный образ "русского бандита". Я это представление о "русских" изменить не могу. Я не программный директор и не главный редактор немецкого телеканала.

На самом деле нет пока серьезного медийного присутствия "нормальных русских", живущих среди немцев. Жители Германии турецкого происхождения на телеэкране присутствуют, причем даже в виде полицейских комиссаров. Русский бандит – это не тот, кто живет среди немцев. Это пришлый человек.

Геннадий Венгеров

- Слово "сериал" вошло в обиход относительно недавно. В советское время подобные проекты называли многосерийными телевизионными художественными фильмами. Что-то изменилось с тех пор? Как правило, сегодня телесериал, при всех достоинствах жанра, считается кинематографом "второго сорта". Мол, большое искусство показывают на большом экране…

- Это пусть зрители разбираются, что для них искусство, а что нет. Есть я как актер, есть партнеры, есть съемочный день. Либо это полторы "полезные минуты" в день в большом кино, либо это 32 "полезные минуты" в очередном эпизоде сериала. У каждой формы – своя специфика. Но все это – внешние средства. И то, и другое – интенсивная работа. Какая мне разница? Есть я, есть моя актерская душа и задача.

И потом, давайте посмотрим правде в глаза. В советские времена был разнообразный тематический кинематограф, где продюсером выступало государство. Целевая публика сегодняшнего кинопроизводства – это девушки от 14 до 24 лет. Огромный пласт тем и ролей просто невозможно окучить. Целевая публика сериалов – это женщины от 35 лет и старше. Для меня как актера здесь возможностей гораздо больше. Поэтому: да здравствует сериал!