Акежан Кажегельдин: нам не до десяти партий | Центральная Азия - события и оценки | DW | 24.02.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Акежан Кажегельдин: нам не до десяти партий

После того, как казахстанская оппозиция объявила об объединении, в ее лагере начались разногласия.

После того, как в конце 2004 года демократическая оппозиция объявила об объединении, в ее лагере начались разногласия, дающие наблюдателям основания говорить о ее расколе. Речь идет и о взаимных обвинениях видных членов партии ДВК, и о конфликте в партии «Ак жол», и о нелицеприятных высказываниях некоторых лидеров оппозиции в адрес друг друга. На этом фоне в четверг в Алма-Ате под руководством Жармахана Туякбая состоялось заседание Координационного совета демократических сил Казахстана – органа объединившейся оппозиции. На этом заседании было принято заявление «О ситуации вокруг партий «ДВК» и «Ак жол». (В документе выражается серьезная обеспокоенность в связи с обстановкой, сложившей вокруг партии «Ак жол», а также говорится о необходимости для оппозиции сохранять единство). Но, пожалуй, не менее важным, чем это заявление, было решение Координационного совета расширить свой состав – в него в четверг в качестве членов были приняты известные политики и общественные деятели, в том числе – бывший премьер-министр республики Акежан Кажегельдин. В сегодняшней программе - беседа с этим лидером оппозиции, уже в течение нескольких лет живущим в изгнании.

ВВ: Акежан Макжанович, часто говорится о том, что раскол в ДВК и «Ак-жоле» умело инспирирован властью. С другой стороны, это лишь значило бы, что власть более умела, чем оппозиция?

АК: Прежде всего я хочу сказать, что появившиеся на поверхности так называемые партийные дебаты в «Ак Жоле», и то, что происходило на самом верху в партии ДВК – это иллюстрация процессов, которые, на самом деле, мне симпатичны. Я никогда не был сторонником единообразия, поскольку последнее – путь к стагнации для политической организации. Я не могу сказать, что за всем этим стоит власть, хотя за некоторыми процессами она, конечно, стоит и должна стоять – любая группа людей, стоящих у власти, интригует против своих потенциальных противников. И если кто-то об этом не думает – он не далекий человек. Но там есть и то и другое. Меня расстраивают два обстоятельства: во-первых, полемика затягивается, а, во-вторых, инструмент, который выбрали участники этой большой полемики – мне не нравится, что они пытаются сделать друг из друга противников и врагов.

Я абсолютно убежден, что и оппозиции, и обществу нужны такие политики, как Алтынбек Сарсенбаев, который стал вдумчивым серьезным политиком, и, вместе с тем, я абсолютно убежден, что вполне осознанно размежевался с существующей властью и стал на сторону оппозиции Жармахан Туякбай. Это полезно стране и оппозиции. И я абсолютно убежден, что Заманбек Нуркадилов нужен объединенной демократической оппозиции, потому что он представляет собой определенный срез общества, в нашем народе всегда такие бунтари были и, я надеюсь, будут. Нам просто нужно с ними научиться работать. И еще одно соображение: сейчас за нами наблюдают наши потенциальные избиратели. И если уж мы не можем объединиться, не в состоянии идти на компромиссы, каким же образом мы собираемся построить другую политическую систему, которая, как мы обещаем, будет построена на компромиссах? Я призываю не запутаться между главным и частным и сейчас объединиться вокруг единой цели – сменить политическую систему.

На какой платформе можно объединить оппозицию? Идет ли речь о договоре между личностями или о некоей возможной единой политической платформе?

АК: В связи с тем, что само общество не является свободным, и кто очень бедный, думает о том, что поесть, во что обуться и как накормить детей, а более богатый, кто работает в бизнесе, каждый день думает, как этот бизнес сохранить, поэтому сами по себе программы – это обычный антураж. Я абсолютно убежден, что демократическая оппозиция должна выйти к народу накануне президентских выборов с очень простой и единственной задачей: ту систему, которая является несправедливой и себя дискредитировала, нужно сменить. Для этого нам нужно объединить материальные, людские ресурсы, интеллектуальный потенциал, чтобы люди поняли – вот существует власть, и вот существует группа политиков, которая хочет изменить существующую систему, и они предлагают нам более справедливое обустройство общества. Кто они? Вот, пять-десять человек. Кого они избрали? Одного! Вот это важно сейчас. Время еще придет. Может быть, мы станем многопартийной страной. А, по большому счету, если бы я был на месте Назарбаева, я бы сделал все для создания двухпартийной политической системы. Мы же малочисленная нация. Нам не до десяти партий. Хотя запрещать, ограничивать появление партий неправильно. Но ресурса Казахстана хватает на две партии – левоцентристскую и правоцентристскую. Но об этом можно спорить. А сейчас нужно готовиться к выборами, сделать все, чтобы люди поверили, что это выборы, добиваться, чтобы это были честные выборы, а если власть будет шельмовать, мы должны ее на этом разоблачить.

Как Вы намерены информировать население, особенно в регионах, о своих планах и о ходе дел? Ведь события последних двух лет и в Киргизии, и в самом Казахстане показали, насколько ненадежна ставка на прооппозиционные и независимые СМИ?

АК: Случатся выборы, и, если у нас будет единый кандидат, а власть будет готовиться предоставить очередные семь лет нынешнему президенту, то информационное поле будут максимально «зачищать». Увы, независимой журналистики не получается. С одной стороны, будет пресса, которая полностью играет на существующую власть, с другой – малочисленная пресса будет на стороне оппозиции, пока ее не закроют. Но, естественно, мы перейдем к работе «от двери к двери». Готовьтесь к тому, что, как в начале 20–го века, появятся листовки, конечно. И эпизодическое использование электронных СМИ, таких как радио. Это будет обязательно. Но не это главное: усталость общества от нынешней власти и огромный скандал, в который эта власть оказалась втянутой – это главный аргумент в пользу того, что так жить нельзя и нужно жизнь перестраивать. Аргументы на поверхности. У нас совершенно другая повестка дня чем та:, которая была осенью 1998 - зимой 1999. Тогда окажись я в бюллетене, мне было бы с нынешним президентом бороться крайне тяжело. Не было скандала «Казахгейт», была большая международная поддержка и авторитет, и экономика находилась на достаточном подъеме. Назарбаев еще не совершил серьезных ошибок, еще не было нарушений прав человека – сейчас с точки зрения аргументов все обстоит проще. Сейчас задача – договориться о едином кандидате, обеспечить его безопасность, чтобы он дожил до выборов, а потом обеспечить явку людей. А будут попытки шельмовать, как это происходит у наших соседей – что дальше делать, нам тоже понятно. Весь вопрос в том, сможем ли мы это сделать.