1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Фокус

"Агент Грин"

20.07.02

Специалисты по борьбе с наркотиками бьют тревогу: именно на год лишения "Талибана" власти в Афганистане по иронии судьбы пришелся необычайно богатый урожай опиумного мака – так, по крайней мере, утверждают эксперты.

В этой связи с новой остротой возник вопрос о биологическом оружии против опиумных плантаций, вроде бы имеющемся в распоряжении США. К примеру, этот вопрос задает германская газета "Вельт", вспоминая о так называемом "агенте Грине" - о грибке, разработанном в Узбекистане и способном уничтожить посевы опиумного мака. Подробнее о создании "зеленого агента" – наш корреспондент в Ташкенте Юрий Черногаев:

"Создана особая биологическая субстанция – грибок, уничтожающий на корню посевы опиумного мака. Такова была научная сенсация, о которой объявило три года назад Управление ООН по контролю за наркотиками и предупреждению преступности. Грибок был создан в Институте генетики и экспериментальной биологии растений АН Узбекистана. Я помню, какими героями ходили три года назад ученые, какие надежды возлагали на этот препарат и сотрудники ООН, и сотрудники института, которые за счет продажи грибка надеялись финансировать и другие исследования. Прошло три года, но что-то на маковых полях ничего не изменилось. Более того, по данным директора таджикского агентства по борьбе с наркотиками генерал-майора Рустама Назарова, в этом году на плантациях мака в Афганистане созрел рекордный урожай: агенты Назарова оценивают его в 200 тысяч тонн. Свежий героин из этого мака уже идет из Центральной Азии в Европу. Где же спасительный грибок? Этот вопрос корреспондент "Немецкой волны" задал в ходе недавней встречи с журналистами заместителю председателя узбекского госкомитета по контролю за наркотиками Камолу Дусметову. Лучше бы я его не задавал: господину Дусметову сразу стало некомфортно. Он ответил, что грибок есть, что он испытан, но когда будет применен, он, заместитель председателя госкомитета по контролю за наркотиками, не знает. Ситуацию не прояснил и директор института генетики и академик Абдусатар Абдукаримов, непосредственный руководитель работы. Сославшись на то, что заказчик работы – ООН, которая до сих пор не определилась в своем отношении к препарату, академик попросил подождать до октября, когда в Ташкенте на большой антинаркотической конференции возможно будет официально объявлено о чудодейственном средстве. Тем не менее, специалисты из учреждений, занимающихся грибком, кое-что прояснили. Итак, работа началась в 1991 году. Первые опыты на полях в Узбекистане и даже, как говорят, в Афганистане подтвердили перспективы научного поиска. Потому когда кончился национальный грант на работу, институт генетики поддержала финансово ООН. В конце 90-х годов можно было говорить об успехе. Еще немного работы – и конец плантациям мака во всем мире. Но тут произошло нечто необъяснимое. ООН вдруг закрыла финансирование. Работы не идут. Почему? На этот вопрос в управлении ООН по контролю за наркотиками в Ташкенте ответа не дают, только отводят глаза. А один из людей, близких к проблеме, сказал так: "Если мы уничтожим посевы мака в Афганистане сегодня, завтра нам придется кормить эту страну за свой счет". С окончанием войны в Афганистане закончились и деньги для афганцев. Уже сегодня управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев сидит без денег и не может прокормить вернувшихся в страну людей. Так что у проблемы афганских наркотиков нет ясного решения".

Однако газета "Вельт" связывает финансирование проекта "Агент Грин" не столько с ООН, сколько с США. Это подтверждает и Владимир Луков, член Международного исследовательского комитета "Вооруженные силы и общество".

"Грибковая плесень "АГ" давно разработана в США. Считается, что нанесение ее на плантации опиумного мака или колы уничтожит материальную базу для наркоторговли. Почему же тогда не происходит подрыв наркобаз с помощью грибковой плесени, если она так давно разработана? Во-первых, существует мощная охрана полей с маком и листьями колы. Во-вторых, засекреченность таких операций часто срывается из-за подкупа должностных лиц. В-третьих, волна протестов против использования, в частности, "агента Грина", исходит из довольно широких кругов общественности. Эта общественность сравнивает "АГ" в аспекте экологического ущерба с "оранжевым веществом" – химикатами, которые распылялись над джунглями во время вьетнамской войны. Из-за протестов этих слоев населения против "АГ", в частности, в Латинской Америке, разработку грибковой плесени и экспериментальное применение перенесли в Ташкент, в институт генетики растений. Деньги на это стали поступать из Агентства по борьбе с наркотиками при ООН. Это был фасад для американского финансирования, а деньги шли из военного бюджета. Но над проектом работали исключительно гражданские лица – специалисты в области сельского хозяйства, здравоохранения и защиты окружающей среды. В феврале 1998 года Институт генетики растений подписал трехлетний контракт на разработку грибковой плесени "АГ", предназначенной для уничтожения полей опиумного мака. Разработки узбекских ученых увенчались успехом. Ущерб наносится опиумному маку, а находящиеся рядом 130 видов растений не поражаются плесенью".

Каковы могут причины прекращения этих работ в Узбекистане? Как говорит Владимир Луков:

"Отказ от сотрудничества означает, что уже истек трехлетний срок контракта. Второй причиной может быть давление наркомафии в самом Узбекистане и за его пределами. Причина расторжения контракта пока не объявлена. Возможно, это произошло по инициативе американцев. Потому что все-таки эта грибковая плесень была предназначена для ударов по опиумным полям, которые контролировал "Талибан". Сейчас "Талибана" в Афганистане нет, и это оружие изымается из арсенала, чтобы найти иные пути работы с наркодельцами в Афганистане".

А пока – пока специалисты по борьбе с наркотиками продолжают бить тревогу, а пограничники в соседних с Афганистаном странах – ставить все новые рекорды по изъятию все более весомых партий опиума и героина.

Виталий Волков, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА