1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Автор книги "Макмафия" знает рецепт борьбы с оргпреступностью

Автор книги "Макмафия" Миша Гленни рассказывает, как банды преступников построили в Восточной Европе капитализм, и почему мафия стала франчайзинговым предприятием.

Следы пуль и кровь на ветровом стекле легкового автомобиля

Оргпреступность - самая гибкая в мире власть, считает автор книги "Макмафия" Миша Глени. В интервью немецкому журналу Spiegel Глени высказал мнение, что само слово "мафия" стала брендом, и война против наркотиков проиграна.

Заглавие книги созвучно названию одной из известных сетей фаст-фуда. Эксперт объясняет это тем, что организованная преступность образует монополии, подобно коммерческим предприятиям. "Некоторые преступники, например чеченские, используют названия своих группировок, чтобы запугать противников. Они работают, как франчайзинговые посредники или повара, жарящие котлеты для бургеров", - утверждает Гленни в интервью изданию.

Глобальных мировых преступных сетей пока не существует, считает журналист, однако торговля кокаином организована очень четко, в ней хорошо продуманы схемы от изготовления товара до страны-получателя. Яркий пример: после того как в конце 1992 года на Арубе состоялась встреча колумбийских наркоторговцев и европейских гангстеров, появились новые пути доставки кокаина через Западную Африку и Балканы.

Восток - дело тонкое

Afghanistan Drogen Anbau

Сбор урожая опиумного мака в Афганистане

Как считает эксперт по организованной преступности, конкуренция с востока Европы крупным преступным сетям не грозит, потому что с поражением коммунизма исчезла не только идеология - развалилась вся государственная система.

Гленни приводит в пример Болгарию, где были уволены 14 тысяч сотрудников органов госбезопасности, которым ничего больше не оставалось, как заниматься контрабандой и налаживать новые связи. К ним примкнули привилегированные спортсмены, неожиданно лишенные государственной поддержки. Некоторые из них, утверждает журналист, благодаря своим контактам и способностям сделали головокружительную карьеру в преступном мире.

Оргпреступность как двигатель и тормоз прогресса

Drogen, Kokain

Кокаин приносит наркобаронам баснословные баршыи

Как считает Гленни, с одной стороны, преступные группировки тормозят построение правовых государственных структур, но с другой - без этих банд такой быстрый переход стран Восточной Европы к капитализму вообще не был бы возможен.

"Организованная преступность была акушеркой при рождении новой экономической системы, - утверждает эксперт. - Поскольку не было ни нормально работающих судов, ни других госинстанций, преступные группировки взяли на себя их функции и следили за соблюдением новых правил игры. Так было на Украине и в России".

Страхи, что восточноевропейская мафия придет в Центральную Европу, журналист считает необоснованными: "Они же не дураки. Им не нужны разборки, они хотят быть уверенными в целости своих капиталов. После окончания "холодной войны" около 200-300 миллиардов долларов с газом и нефтью утекло из России и было вложено в промышленность западных стран".

Гленни указывает на то, что Россия была почти до конца 1990-х годов белым пятном, никто не знал, что там происходит. Русские мафиози без проблем приезжали в ЕС через Будапешт и Прагу. Балканы были воротами для преступных группировок. Под прикрытием войны в Югославии, образовалась панбалканская мафия, которая снабжала Западную Европу наркотиками, проститутками и дешевыми сигаретами в огромных масштабах. "В Сербии все нормализуется, и это доказывает арест Караджича. В Болгарии же все неустойчиво, хоть она и в ЕС", - отмечает эксперт.

Преступный капитал в мировой экономике

В своей книге "Макмафия" Гленни пишет, что общий объем доли преступного капитала в мировой экономике составляет 15-20 процентов, включая коррупцию и укрытие налогов, и выступает за ликвидацию офшоров Лихтенштейна, Каймановых и Британских Виргинских островов.

"Почти все региональные конфликты в мире финансируются из преступных касс, - говорит автор. - Самый яркий пример для меня - это Конго. Русские и украинцы с помощью израильтян, южноафриканцев и французов завезли туда оружие для милиции и получили взамен алмазы, медь и колтан. Это сырье потом окажется на легальном рынке. Без колтана, например, не работают ни мобильные телефоны, ни ноутбуки, ни игровые приставки".

Страшнее терроризма

Миша Гленни считает организованную преступность самой гибкой властью в мире. "Оргпреступность убивает больше людей, чем терроризм, она разъедает государства, благоприятствует коррупции и разрушает гражданские права", - говорит он.

Но автор не только высказывает свое мнение и делится результатами анализа ситуации, но и предлагает решение проблемы. "Чтобы побороть организованную преступность, нужны гармонизация законов и международное сотрудничество, - убежден Гленни. - Можно критиковать Европол за бюрократию или за принуждение учитывать национальные интересы, но в целом это правильная модель". (мв)

Архив

Контекст