1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Автосалон

Автопробег Лондон-Пекин

10.05.2002

В Лондоне недавно стартовал автопробег, конечный пункт которого – Пекин. Протяжённость маршрута 16 000 километров. Участники пробега отправились в путь на прекрасно сохранившихся старинных автомобилях таких марок, как «Роллс-Ройс», «Мерседес», «Порше», «Ягуар». Послушайте репортаж, так сказать, дневник этого необычного ... то ли путешествия, то ли ралли, подготовленный моими коллегами-счастливчиками с телевидения.

Лондон. Сыро и пасмурно. Погода, типичная для этого города. 98 старинных автомобилей, управляют которыми отнюдь не юные водители. Они решили доехать до Пекина. За рулём «Серебряного призрака» – «Роллс-Ройса», построенного в 1913 году – врач из Аризоны. 76-летний американский мультимиллионер Рей Карр стартует на Форде Ви-8 39-го года выпуска:

«Я, как и мой автомобиль, в отличной форме. Мы готовы к старту».

На Астон-Мартине – британский аристократ. За рулём «Бентли» – зубной врач из Голландии:

«Думаете у меня кризис середины жизни? Может быть. В любом случае, это лучше, чем торчать дома перед телевизором. Я достиг того возраста, когда у человека возникают проблемы. Ну, вы знаете – это когда перевалило за пятьдесят. В таком случае полезно попутешествовать».

Пятьдесят стукнуло и его «Ситроену», принадлежащему американской транспортной фирме.

Промышленник с севера Германии Клаус фон Дайлен готовил свой «Мерседес» 1952 года к участию в ралли несколько месяцев. В качестве штурмана с ним едет сын. Волнуются ли они накануне старта?

«Конечно, но это не страх. Пока мотор работает – нам всё нипочём».

Почему он занимается этим в таком возрасте?

«Это просто фантастика, когда ты можешь преодолевать подобные трудности».

Томас Ноор:

«Шампанское, белое, красное вино. Это – холодильник, единственный на всех участников ралли. Судьи на трассе и остальные жаждущие могут становиться в очередь».

Томас Ноор – предприниматель с юга Германии – несколько преувеличивает. Холодильники есть и у других.

Олдтаймеры и ретро-автомобили ждут старта у Тауэрского моста в Лондоне.

Легендарный гонщик Стерлинг Мосс провожает храбрецов в путешествие протяжённостью 16 000 километров. Оно должно продлиться шесть недель. Однако, команда № 47 в первые же минуты теряет ориентацию. Караван, состоящий из романтиков, фантазёров и супер-богатых людей. Один только стартовый взнос участника ралли составляет около 35 тысяч долларов. В эту сумму не включены ни стоимость гостиниц, ни питание на протяжении шести недель. Большинству из этих людей не нужно уже работать - деньги у них есть. Например в «Ланчестере» 1925 года едет Брайт Петер Ноубл, сделавший свои миллионы на импорте пуговиц из Китая. Исключение - зубной врач и торговец недвижимостью из Голландии Ханс Валенкамп:

«В определённом возрасте человеку нужно работать, тогда у него есть цель в жизни. Потом наступает момент, когда уже можно себе кое-что позволить. И тогда можно больше не работать»

За свой спортивный «Бентли» 1925 года врач выложил полмиллиона.

Остановка на юге Франции. Пройдено около 500 км. Старинный «Роллс-Ройс» «Серебряный призрак» смог добраться сюда только на платформе грузовика. Да и у других уже появились первые признаки слабости. Транспортировка на платформе стоит тысячу семьсот долларов. В сутки. Механики, обслуживающие ралли, опасаются, что далеко не все машины доберутся до Пекина. И водителям достаётся. Рассказывает Рей Карр:

“Руки опухли от того, что всё время приходится держать руль, плечи болят, затылок ломит. В остальном я чувствую себя отлично. Да, ещё я забыл сказать, что ноги всё время скрючены”..

Терри Максон:

«Может получится отремонтировать. Если нет, тогда на прицеп и в Италию».

Неважно, сколько это стоит. Главное - участие.

С самого начала вырвались вперёд два предпочитающих агрессивную манеру езды англичанина на прекрасно отреставрированном трёхлитровом Healey (Хиили). Они лидировали, пока на севере Италии не произошла авария. Не вписавшись в поворот, машина сорвалась с 30-метровой высоты. Чудом никто не пострадал. Следующий этап - каменистая дорога, пролегающая через итальянскую область Тоскана. Если бы все 16 тысяч километров до Пекина пришлось двигаться так, это было бы слишком скучно. Машина Томаса Ноора, владельца 17 заводов, производящих пластиковую упаковку, всегда украшена флагами. Справа – французский флаг в честь жены-француженки, слева - немецкий. Храбрец. Специально для участия в ралли он установил сирену.

«Всё было отлично. На три минуты лучше нормы. Настроение превосходное. Мы проехали через великолепную область Кьянти. Там был устроен контрольный пункт в трактире, где, конечно, угощали местным вином - Кьянти. Мы выпили по стаканчику, а на следующем этапе получили семь минут штрафного времени. Се ля ви. А потом ещё мы с женой ужасно поругались».

Доктор Хенинг Ульрих, стартовавший на 190-м «Мерседесе», зубной врач:

«Порой я смотрел на себя как бы со стороны и спрашивал: «Как ты едешь? Ты в своём уме?» Ведь все знают, что нужно доехать до Пекина, то есть следует беречь машину. Тем не менее, все неслись, сломя голову, как будто завтра уже ничего не будет».

Дорога живописна: глубокие ущелья, скалистые горы, храмы на вершинах, водопады, луга, ручьи... Но засмотревшись на эту красоту можно получить штрафные очки. Поэтому все мчатся мимо. Участники шутят: водитель всё видит, но понятия не имеет, где он находится. Штурман, обложившийся картами, знает, где находится, но ничего не видит.

Погрузка на паром, следующий в Грецию. Время подвести промежуточные итоги. Поражает «Серебряный призрак» - «Роллс-Ройс» 1914 года с шестью запасками. Скорее всего он дотянет до Пекина. Всегда в хвосте, но обходится без посторонней помощи. А жёлтый «Роллс» снова на платформе. А ведь владелец, готовясь к ралли, вложил в автомобиль миллион долларов. День отдыха в Тессалониках. Из Англии прилетел инженер, вызванный хозяином "Сербряного призрака" 1913 года:

"Я прибыл прошлой ночью, был готов произвести серьёзный ремонт. Но с машиной всё в порядке. Никаких отказов, ничто не повреждено, автомобиль в хорошем состоянии. Всё, как обычно".

Скорее всего хозяин машины устал и надеялся, что инженер поможет ему с честью сойти с дистанции. Но древняя машина оказалась крепче, чем её хозяин. Уже на следующий день он сдался. Остальные готовятся к следующему испытанию. Менеджеры, врачи, миллионеры играют в гонщиков. Тот, кто едет недостаточно быстро, получает штрафные очки, и безнадёжно отстаёт. Но не все относятся к этому всерьёз.

"Я думаю, что это самая замечательная и долгая вечеринка в моей жизни", - говорит Клод Пикассо, сын великого художника, впервые участвующий в этом празднике жизни.

А Томас Ноор, предприниматель из Великобритании – постоянный участник всевозможных ралли. Самое важное для него – скоростные этапы:

"Нет ничего лучше соревнований. Я всегда получаю от них массу удовольствия. Внезапно эти люди начинают чувствовать себя настоящими гонщиками. Несутся, сломя голову, ведут себя, будто их подменили и делают то, чего не стоит делать никому".

Расплата не заставляет себя ждать. Пробоина в картере. Астон Мартин врезался в скалу и пролетел несколько метров. Владелец машины Ральф Джонс, однако, спокоен:

"В спорте такое случается. Это как восхождение на Эверест. Видимость там ненамного лучше, но ты идёшь наверх. Нам по 74 года, но мы очень честолюбивы".

"Я видела камень, но слишком поздно закричала. Сначала я была против этих экстремальных гонок. Но потом взыграло честолюбие", - говорит жена Джонса. Эта авария стала причиной горячих споров среди участников ралли. Они разделились на два неравных лагеря.

Осторожных возглавляет голландец Валенкамп:

"Я считаю, что они сумасшедшие. Вы только посмотрите, что произошло. Большинство машин получило повреждения из-за высокой скорости на плохой дороге. Это безумие".

Но и дантист немножко не в себе. Отправляясь в путешествие на своём бесценном «Бентли», взял с собой личного механика. Правда, от поломок это их не застраховало. В Стамбуле вышел из строя распределитель:

"Одна дешёвенькая деталь, она стоит может быть меньше четырёх долларов. Однако придётся лететь в Лондон. Куплю и вернусь сегодня же вечером. Обидно было бы не попасть в Пекин из-за такой мелочи. Придётся, конечно, раскошелиться, но в общем-то - это мелочь, по сравнению с тем, что уже потрачено".

Вместо отдыха в роскошном отеле в Стамбуле - полёт в Лондон за запчастями. Правда, и остальным остановка на Босфоре дала немного.

«В Стамбуле я ничего не видел. До полудня возился с машиной, чинил тормоза, потом пошёл спать».

А что Вы видели в Стамбуле?

«Ничего. Стоянку, свой автомобиль».

А Вы?

«Вообще ничего. Целый день пытался починить машину».

«Да, мы совершенно сумасшедшие. Тратим огромные деньги, чтобы 30-40 дней носиться по плохим дорогам в неудобных машинах. Портим их, подрываем здоровье. Сумасшествие. Но зато весело».

Караван продвигается дальше по анатолийскому плоскогорью. Машины несутся по просёлкам и шоссе, разбивая дороги, неприспособленные к подобным гонкам.

«Это всегда так. В бедных странах дороги всегда плохие, что же мы должны делать? Мы же не можем их ремонтировать», - говорит Клод Пикассо.

Нигель Бродерик:

«Воспринимайте это позитивно. Мы же платим. Страна выигрывает от того, что гонка проходит по её территории».

Далее путь лежит через Грузию и Азербайджан. Участники ралли поражены. Они и не предполагали, что жизнь здесь столь ... проста – признавались позднее некоторые. Никто не ожидал, что на дорогах будет столько животных. А поскольку снижение скорости грозит штрафными очками - жертвы были неизбежны.

Томас Нур:

«Мой друг Рикардо сбил корову в Азербайджане».

«Единственное, что есть у этих людей - это скот. Сбивая корову, ты лишаешь их буквально всего. Но мы проносимся мимо с потрясающим безразличием», - удивляется самому себе Рон Бенделл, британский телеведущий.

Каспийское море. 18 часов покоя на свежевыкрашенном стареньком пароходе. Караван приближается к Туркменистану, где до сих пор бывали лишь немногие западные туристы. Впереди несколько тысяч километров по пустыне.

Внезапно, посреди пустыни участников ралли приветствует молодёжная фольклорная группа. Туркменбаши думает о вас. Яркие наряды танцовщиков не мешают водителям заметить, что несмотря на обширные запасы нефти и газа, люди здесь по-прежнему живут в ужасающей нищете. Правда, для щедрых постояльцев вдоволь еды и питья - в этом можно было убедиться на ночлеге в Чарджоу.

В высокогорной Киргизии недалеко от границы с Китаем, на высоте четыре тысячи метров над уровнем моря некоторые вдруг начинают задумываться о смысле жизни. Зубной врач Хеннинг Ульрих из Брауншвейга, истратив на гонку почти 90 тысяч долларов, сетует, что за четыре недели непрерывной езды он не видел практически ничего. А владелец «Бентли» - Жозеф Капристану из Португалии - буквально взрывается:

«То, чем мы занимаемся - полный идиотизм. У нас нет времени ни поесть, ни встретиться с людьми, ни пофотографировать. Это полное сумасшествие».

Именно здесь Клаус фон Дайлен, фабрикант с севера Германии, окончательно решил сойти с дистанции и покончить со стрессом. Белый «Вольво», принадлежащий гонщику-шведу, отказал. И фон Дайлен остановился, чтобы ему помочь.

«То, что именно там произошла авария - было чистой случайностью. У одного из участников гонки сломалась задняя ось. Мы остановились, огляделись по сторонам и... были восхищены окружающей красотой, красотой природы. Чтобы её воспринять, необходимо было остановиться. Ведь мы не знали, попадём ли туда когда-нибудь ещё».

Но большинство думает только о том, как добраться до Пекина. До финиша ещё несколько тысяч километров. Самый трудный участок легендарного Великого шёлкового пути. Дорога кажется бесконечной. Невыносимая жара. Температура воздуха превышает 40 градусов. Ехать приходится по высохшим руслам рек, по камням и зыбучим пескам пустынь Такла-макан и Гоби. Некоторым участникам ралли, заплатившим уйму денег за это приключение, всё уже порядком надоело. Другим, напротив, всё по душе.

Фредди Гайлс:

«Это ведь всё игра, главное доехать. Победа не так уж и важна, хотя, конечно, хотелось бы победить. Я потерял сегодня минуту, ну и что? Моя машина пока в порядке, да и мы с женой тоже».

Рей Карр:

«Устал, перегрелся, голоден, скучаю по дому».

Ханс Валенкамп:

«Было ужасно. И пейзаж жуткий, как на Луне».

Однако в Баотоу, в гостинице, Ханс Валенкамп успокоился, всё пришло в норму, как и каждый вечер, когда всё заканчивалось.

Немного радости и хорошего настроения в китайской глубинке.

Пригороды Пекина. Тысячи людей на обочинах дороги. Финиш. Позади 40 дней и 16 000 километров. Каждый ощущает себя победителем. Но в итоге, если всё скрупулёзно подсчитать, победили два японца, ехавшие на стареньком «Датсане». Но разве в этом дело?